БИЗНЕС НА ВОДЕ, НЕЖИВЫЕ ИНВЕСТОРЫ И ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОДДЕРЖКА

Опубликовал Григорий Баев от . Опубликованно в Интервью с Клиподелом

Петр Михеев

Петр Михеев, к.ф.-м.н., сооснователь компании АКВИФЕР (оборудование для очистки воды), после презентации проекта на 22 заседании КЛИП поделился мыслями, как из науки сделать бизнес.

Расскажите немного о себе. Я знаю, что Вы ФизТех заканчивали, а потом уже пришли к нам в Бауманку работать.

Я окончил МФТИ, факультет молекулярной химической физики. После окончания института занимался наукой. Научная деятельность была связана с разработкой новых материалов. Окончил аспирантуру по физике и механике полимеров, потом я работал в отраслевом институте по разработке углеродных материалов — НИИ «Графит», а после этого уже начался некий опыт в бизнесе.

Затем я окончил еще Высшую Школу Экономики. Потом продолжил заниматься бизнесом, а потом решил работать на государство.

Как Вы пришли работать в Бауманку?

В Бауманку я пришел работать с коллегами из РосТеха как специалист по новым материалам.

Если вернуться к АКВИФЕРУ, то при чем здесь материалы?

До этого у меня был проект, связанный с водой. И я понимал ее перспективность. Сам проект никак не связан с МГТУ. Мое личное ощущение, что это правильное направление. В проекте есть материаловедческие  задачи, например проблема электродов но они некрити- чны. И в  данном случае коллеги пригласили меня в проект, который мне показался перспективным., поэтому я решил поучаствовать, используя свой опыт нескольких стартапов.

Что за стартапы у Вас были?

Первый стартап был связан со стройкой. Но тогда это было не модно. Второй стартап был связан с издательством технической литературы, и который в принципе развивался несколько лет, но сам книжный рынок улетучился, а потенциала на переключиться на другой вид деятельности..

Я достаточно долго занимался издательством и дистрибуцией книг, поэтому понимаю, что это такое. Таким образом, у меня было 2 стартапа, и  текущий является третьим. книг

Так же я достаточно долго был руководителем отдела сбыта в издательстве ДОДЭКА выпускало техническую литературу: по электронике,. Здесь я застал  момент пика рынка, 50-ти тысячные тиражи книг по операционным усилителям, и 60-ти тысячные тиражи книг по ремонту телевизоров. Потом все это исчезло, и справочники стали элетронными. Хотя  компания, с точки зрения бизнеса, была удачно и вовремя продана.

Андрей Кобзев представляет АКВИФЕР на 22 заседании КЛИП

Андрей Кобзев, CEO, представляет АКВИФЕР на 22 заседании КЛИП

На каком этапе Вы пришли в АКВИФЕР?

На этапе создания АКВИФЕРа. Самой тематикой водоочисткиа коллеги занимались до меня, то есть там было 2 компании: одна успешная, вторая неуспешная. В какой-то момент наш один общий знакомый познакомил меня с Андреем и Игорем. Они рассказали мне всю ситуацию, и идея мне понравилась. Это была середина 2012 года, и тогда еще никакого АКВИФЕРа не было. После этого я решил, что нужно двигаться именно в этом направлении: создавать компанию, продвигать ее, искать финансирование. Затем мы организовали предприятие, получили патент на конструкцию установки,  подали заявку в фонд «Бортника». Сначала были остатки старых чертежей и список клиентов, которые купили аналогичное  оборудование раньше. Список начал давать эффект лишь через полтора года. Потенциал из 80 клиентов, получается, оказался виртуальным активом.

То, что я считаю ошибкой, был расчет на  то, что в Московской области лучше организована поддержка малого бизнеса, чем в Москве. Отчасти поэтому  мы  зарегистрировали юридическое лицо в Московской области,  Мой личный опыт потянул меня не в ту сторону, но на стоимости аренды мы все равно выигрываем.

За какое направление Вы отвечаете?

В целом я отвечаю за продвижение и финансирование. Я обычно контактирую с заказчиками, инвесторами. Я составляю большую часть документов, отвечаю так же за экономическую часть, пишу пояснительные записки, бизнес планы и прочее.

Как Вы распределили роли в команде? У Вас ведь 3 человека?

Андрей Вячеславович у нас двигатель и общее руководство. Я занимаюсь продвижением, а Игорь работает как технический руководитель, как носитель той технологии, которая нам досталась в виде обрывков и которую мы сильно усовершенствовали.

Как вы так распределились по ролям? 

Роли распределились совершенно естественно. У меня не было желания полностью погружаться в технологию и изучать еще один раздел химии и технологией занимаются коллеги. Поэтому я с самого начала рассчитывал на то, что проект надо продвигать с использованием  государственных денег и институтов развития и использую свои навыки в этом направлении.

Расскажите, пожалуйста, о своем опыте работы с институтами государственной поддержки малого бизнеса.

Опыт скорее положительный. Могу сказать, что по Москве такая поддержка точно есть, она чувствуется. Этой поддержкой можно и нужно пользоваться. Кто-то этой поддержкой не умеет пользоваться, и при этом не хочет, что дает возможность пользоваться этой поддержкой тем, кому она не будет лишней.

Что значит «не умеют»?

Например, если люди умеют хорошо делать что-то руками, им написать даже одну элементарную заявку бывает очень тяжело. Иногда знаний не хватает, иногда есть психологический барьер. То есть в целом институты развития работают правильно, общение с ними хорошее. Правда первое общение 2 года назад на конкурсе «БИТ» было достаточно смешным ( рецензии были феерическими), но сейчас организация стала лучше и грамотнее. Сессии по защите проекта раз в месяц дают очень хорошую тренировку, хотя не приносят денег. Я считаю, государственная поддержка является очень хорошей вещью.

Какой опыт самый хороший? С кем?

Пока что — Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере(фонд Бортника ) показался самым лучшим.

Много времени ушло на процесс взаимодействия с фондом?

В этом году процесс затянулся. Они поменяли всю юридическую сторону участия в конкурсе и весь регламент. В результате они с трудом выдержали обещанные 4 месяца на рассмотрение заявки, и общее время от подачи заявки до получения денег составило 6 месяцев.

Дайте совет для начинающих. Куда идти в первую очередь?

Сначала, долго думать, чем же все-таки заниматься, а уже после этого идти в какие-то фонды. И необходимо понимать, что в реальности не получится получить деньги раньше, чем через год. Если люди понимают, что они как-то продержатся этот год, то можно идти. Я не думаю, что кто-то сможет получить эти деньги быстрее. Надо рассматривать эти фонды не как опору, а как помощь. Если рассчитывать только на получение денег из фондов, может ничего не получиться.

Почему Вы решили вложиться в «железный», сложный стартап, вместо легкого IT стартапа?

Зачем мне заниматься тем, в чем я не разбираюсь? По крайней мере я понимаю, что происходит у нас в проекте. А в IT я не до такой степени разбираюсь, чтобы туда идти.

Эжектор и диспергатор - ключевые элементы системы очистки

Эжектор и диспергатор — ключевые элементы системы очистки

Есть ли у Вас инвесторы? Ищете ли Вы их?

Инвесторов мы довольно регулярно искали. Но ни одного «живого» инвестора я не видел, кроме своего приятеля, с которым мы периодически эту тему обсуждаем.

Что значит «неживые» инвесторы?

Даже до обсуждения предложений, кроме как на сессии стартап рейтинга, у нас не доходило. Но я думаю, что есть одна объективная причина. Поскольку мы изначально искали разумные суммы денег. Мы просто прикинули, какие нам деньги нужны, и мы просили только эту сумму. Когда я ставлю себя с точки зрения инвестора, ему это просто не интересно. Для него проще и спокойнее купить инвестиционную квартиру.

На какой срок договаривались с инвесторами?

Окупаемость у проекта 3 года. В нашей ситуации альтернативой инвестиций является покупка инвестором недвижимости, и на этом фоне мы проигрываем. А больше денег нам не надо.

Какие проблемы Вы видите внутри управления компании?

Надо расширяться, у нас кадровый голод. Даже попытка найти студентов для работы на «Открытых инновациях» закончилась ничем, студенты, которым обещали вполне разумные деньги за 6 часов работы на выставке с участием первых лиц государства, отказались, и на выставке работали сами.

На каком этапе сейчас находится компания?

Сейчас уже, я думаю, точно стартап. Потому что выручка есть. У нас сейчас главное работать с заказами.

По какой бизнес-модели Вы работаете? Что является Вашим продуктом?

B2B, B2G. Были попытки производить и продавать фильтры -кувшинного типа для дома и дачи, но мы поняли, что этого точно не надо делать, это бессмысленно. Никакой миниатюризацией своего обрудования, вкладывая  несколько миллионов долларов, мы точно не будем заниматься ближайшие лет 5. Наш продукт – очистные системы малой и средней мощностей. Я думаю, их хватит очень надолго. Есть, чем заниматься в плане техники. Есть идеи в плане «Кувшина», но они немного другие. Мы не собираемся соперничать с «Гейзером», «Аквафором».

Ваша бизнес модель – интегратор или дирижер?

В производстве мы осуществляем только конечную сборку. Мы ближе к дирижированию. Мы заказываем только сложный  ключевой узел, для производства которого требуется станок с ЧПУ. Остальное мы собираем. Сборка ответственная. Проблема в том, что продукт тяжело поставить на поток, потому что в сборке нужен либо хороший техник, либо средний инженер. То есть всем такую работу не поручить.

Кто у Вас занимается определением бизнес модели?

Мы один раз определились, и в ближайшее время не собираемся менять бизнес-модель. У нас уже была неудачная попытка уйти в производство фильтров кувшинного типа для дома и дачи.

Как Вы видите компанию через 10-15 лет?

В будущем я вижу компанию как хороший средний бизнес. Понятно, что расти можно, есть период развития 5-7 лет, но я не хочу загадывать на большее, потому что будет возникать слишком много проблем роста. По своему жизненному опыту я знаю, какие у компаний бывают сложности при обороте 1-2 млн долларов. Возникает настолько много проблем, что их более чем хватает. Особенно, когда компания растет. Одно дело, когда кому-то по наследству попадает какая-нибудь заводская площадка, которую можно сдать в аренду. А когда своя компания растет, это уже совсем другая история. Моя задача, чтобы компания росла нормально, без каких-либо ЧП и экстрима. Думаю, что это реально. Есть мысли о выходе на зарубежные рынки. За рубежом ситуация интересная, потому что на самом деле идея контакта с Венесуэлой были с самого начала проекта. Вопрос лишь в том, как это реализовать. Потребность в Латинской Америке в в нецентрализованной водоочистке существует.

Что Вы получили от выступления в КЛИПе?

Опыт, он всегда полезен. Несколько деловых контактов. И в отличие от других площадок в КЛИП спокойнее. Не было серьезных ограничений во времени, что оказалось неожиданным. Мы уже настолько заточились под  формат выступления 3-5 минут и нужно было перестраиваться.

Что пожелаете другим начинающим предпринимателям?

Терпение, смелость, спокойствие. Не буду особенно оригинален.

Беседовал Григорий Баев

Стенограмма Алексея Мефодичева

Фото Юлии Котиевой


Теги:, , , ,

Обратную ссылку с вашего сайта.

Григорий Баев

к.э.н., преподаватель кафедры «Экономика и организация производства» МГТУ им. Н.Э. Баумана; Центр управления производством, руководитель; КЛИП — Клуб инженерных предпринимателей, со-основатель; Летняя школа инженерного бизнеса КЛИППЕР, руководитель

Комментарии:

Оставить комментарий

Наши новости в Instagram @clip_russia

Контакты

Клуб инженерных предпринимателей

НОЦ «Контроллинг и управленческие инновации» МГТУ им. Н.Э. Баумана

Адрес: Москва, ул. 2-я Бауманская, д.5, стр. 1. МГТУ им. Н.Э.Баумана, корпус МТ-ИБМ, ауд. 518

E-mail: cmi(a)bmstu.ru, info(a)clip-russia.ru

Телефон: +7 (499) 267-17-84

clip.bmstu.ru, clip-russia.ru

Защита авторских прав

© 2012-2017 КЛИП — Клуб инженерных предпринимателей НОЦ «Контроллинг и управленческие инновации» МГТУ им. Н.Э. Баумана.

При использовании материалов сайта активная ссылка на http://clip-russia.ru обязательна.

Пользовательское соглашение — политика конфиденциальности

Подписка на новости

Не чаще одного раза в неделю мы отправляем дайджест с анонсами мероприятий и свежими материалами.