ПОТОМУ, ЧТО ЗДЕСЬ ЕСТЬ ТЕХНОПАРК

Опубликовал Андрей Кузьмичев от . Опубликованно в Новости КЛИП, Отчеты об открытых лекциях

начало лекцииОлег Кашин, автор книги «Развал. Действующие лица свидетельствуют» (М., Алгоритм, 2013), пишет о многих интересных людях: так, описывая деяния первого советского миллионера Артема Тарасова, он упомянул кооператив «Техника», где, кстати, работал Евгений Веселов, создавший гремевший на всю страну текстовый редактор «Лексикон». А еще там работал Виктор Вексельберг, занимавшийся утилизацией кабелей – вычищал из них медную сердцевину, которую потом переплавляли. «Витя даже сам специальный станок для этого изобрел, очень талантливый человек, – сказал Тарасов. – Всё, что могли, всё продавали за границу». Теперь Виктор Вексельберг занимается Сколково,  у которого недавно появился серьезный конкурент – научно-технологическая долина МГУ им. М. Ломоносова. Интересно, что, в отличие от дочки Сколково — Сколтеха, опирающегося на мощь MIT, при создании этой долины собираются учитывать опыт Йеля и Стэнфорда. На мой взгляд, стоит так же использовать опыт Mail.ru Group, о котором на открытой лекции 7 апреля поведал её топ-менеджер Дмитрий Волошин — директор департамента по исследованиям и образованию.

первые слова лекцииПравда, взяв руки микрофон, он начал не с опыта компании, а с личного откровения:

Может быть, одна из главных мыслей выступления – она философская, но очень наивная, — у нас действительно короткая жизнь и надо стараться пробовать себя не стесняясь: выходить из профессии, пытаться что-то менять и находить то состояние, в котором вы делаете то, что вам нравится.

Немного пропиарив компанию — у нас уже больше 100 миллионов пользователей и, наверное, то, что характеризует нашу компанию – у нас есть вся возможная линейка интернет-сервисов, — Волошин отправил всех в космическое путешествие, где в закрытом пространстве корабля оказались бизнес, вуз и студенты.

Вот что за первый участник полета:

Основной участник этого безобразия бизнес, основной и самый простой участник. Предсказуемый. Что надо бизнесу: надо больше, дешевле и желательно сейчас. Весь подход к образованию со стороны бизнеса. Фактически любая компания, сотрудничавшая с вузом, заинтересована в том, чтобы он ей отдал самых талантливых студентов, практически мы бы ничего не потратили на и адаптацию, фактически на дообучение этих студентов либо в вузе или непосредственно на рабочем месте; чтобы студенты владели самыми последними технологиями. С бизнесом понятно – ребята простые, как две копейки, хотя больше и дешевле. Я, как типичный представитель бизнес среды, могу утверждать, что это так.

Рядом с бизнесом оказался наш вуз, точнее – наш университет, о нем Волошин говорил куда больше:

Он мне напоминает подростка, у которого переходный возраст. У всей системы высшего образования в нашей стране явно переходный возраст, в последние пять-шесть лет. У вузов есть проблемы. Первая проблема очевидна – из-за демографической ямы приходит всё меньше абитуриентов. До дна этой ямы, если мне не изменяет память, еще два-три года. И дальше всё будет  сильно не быстро. Вторая проблема вуза – молодые преподаватели. Молодые не в том, что они лучше, чем более возрастные, а в том, что наличие молодых преподавателей – это определенный сигнал о том, что в вузе и на кафедрах есть относительно современные знания. Если мы с вами видим, что если есть преподаватель и у него три молодых ассистента, то мы можем быть уверены в том, там что-то более или менее современное. Еще проблема вузов, в том числе и Бауманки, — это ориентация на крупный бизнес. Вузы заточены на очень крупные контракты. Когда к ним приходит бизнес, то у нас, например, методика такая: давайте поэкспериментируем – маленький заказик дадим. Вы его проработайте, посмотрим, потом, может быть, больше дадим. И так далее. Потому что для нас риски очень велики. К сожалению, вузы так работать не умеют.

О третьем участнике полета Волошин говорил эмоционально, но кратко:

Основные запросы студентов, по моему скромному жизненному опыту, примерно такие: меньше матана, больше практики, дайте что-нибудь руками пофигачить. На третьем курсе 60-70 % трудоустроены, я говорю только о технарях, и большинство из них замотивировано на то, чтобы устроиться как можно раньше. И такая штука как фан, мне кажется, не очень понятна вузовской администрации. Она предельно понятна нам. В нашей компании средний возраст 24-25 лет. Этот вот фан мы тоже стараемся обеспечить.

в аудитории на лекции ВолошинаВспомнив басню Крылова о лебеде,  раке и щуке, где щука – точно бизнес, понимаешь, что экипаж корабля испытывает не только перегрузки. По мнению Волошина, главное испытание и проблема – поиск общего языка. Все три участника полета офигеть какие разные и для того, чтобы их «свести», надо решить три вопроса.

Первый вопрос, как полагает Волошин – каким-то образом замотивировать сам вуз, что ему нужно с нами сотрудничать, что ему должно быть каким-то образом интересно  привлечь нас для обучения студентов.

Но тут в вопросы стратегии часто вмешиваются вопросы тактики:

Три года назад я много ездил по стране, встречался с ректорами. Очень хорошо помню, что 80 % разговоров были явно одинаковые: я прихожу в вуз и говорю: давайте мы у вас устроим движуху и будем обучать студентов. Они говорят: круто, идея замечательная! А сколько вы нам заплатите? Я говорю: подождите, мы вам преподавателей пришлем, программу дисциплин с вами разработаем, компьютерные классы оснастим. Но платить то за что? Ну как, мы же дадим вам доступ к нашим студентам. Вот этот аргумент был камнем преткновения во всех переговорах, которые я вел. Слава Богу, что здесь Анатолий Александрович – человек стратегически мыслящий. Здесь мы достаточно быстро поняли друг друга в том, что для крупного вуза основной мотив сотрудничества нами – это повышение привлекательности для абитуриентов. Высказывая эту точку зрения, Волошин привел пример прошлогоднего анкетирования абитуриентов — иушников — получается такая история – 13 с чем-то процентов сказали, что они выбрали Бауманку потому, что здесь есть технопарк. Для нас это очень большое число! Много ребят за три года узнали о нашей программе и сделали выбор в пользу вуза из-за того, что здесь есть двухлетняя программа обучения.

Второй вопрос звучит витиевато — ВАРИАНТЫ ОПЕРАЦИОННОЙ МОДЕЛИ. Здесь, по мнению Волошина, речь идет о разных формах сотрудничества. Он сослался на классический физтеховский вариант – это создание базовых кафедр; на освой опыт — модель дополнительного обучения, когда студенты подзагружаются занятиями, которые проводятся во вне учебное время. В модели технопарка крайне щепетильный вопрос  – преподаватели. Волошин настаивает на том, что студентам не очень интересна теория, студентам интересна практика. Вывод из этого очень простой – давайте практиков, которые с утра пилят проекты, мы притащим в вуз с тем, чтобы они выступали в основном в роли менторов.

Крайне важно, что Волошин выявил основные мотивы тех, кто ринулся преподавать в технопарк, назвав их джедаями:

Это пирамида, на нижнем уровне которой находятся деньги. Мы платим по вузовским меркам много – где-то в два три раза больше, чем почасовикам. На самом деле, примерно 10 %  ребят, с которыми я обсуждал возможность преподавания, мотивируются деньгами, где-то 60 % мотивируются возможностью систематизировать свои знания. Тут история очень простая: если вы представляете себе программиста  современного, то он бежит-бежит лет десять, новые языки, новые технологии, новые проекты и в итоге у него в голове, если он посмотрит: вот тут что-то знаю, вот тут помню, какая-то каша в голове. И к 30 годам он подходит с ощущением, что он полный лузер. Наступает поколение молодых и зубастых, сил и возможностей учить новое уже нет, ресурсы организма не бесконечны. Для него предельно важно сесть, обернуться назад, попытаться из тех лоскутов, которые у него есть, сделать что-то более или менее похожее на целое одеяло, которое его в приближающейся айтишной старости косточки погреет. Вот это желание систематизировать – основной движущий фактор. Есть еще процентов 20 ребят в айти – они смотрят в сторону менеджмента, говорят так: я сейчас пойду в вуз преподавать, найду себе студентов и, таким образом, сформирую себе команду. Это очень разумно, я видел много историй успеха. Есть еще интересный мотив – личный пиар. Это 5 %. В основном это product manager. Они этим страдают, очень любят говорить в своей тусовке, что я еще и преподаватель. Для них это важная история. Есть еще 5 % — по фану. Понять невозможно, но есть такой мотив.

Третья проблема, по мнению Волошина – самая главная. В любом проекте, в том числе образовательном, главное – продажи. В нашем случае это студенты. Они – наш основной участник. Они же, извините за цинизм, являются критерием оценки качества нашей работы. То, что мы понимаем под моделью обучения, это стадии, которые мы проходили за время обучения. При запуске проекта первым мотивом было трудоустройство. Какую тему мы продавали? Стажировки. В первые два года мы трудоустроили 120 человек – что продавали, то и реализовали, всё по-честному. Через какое-то время, когда студенты распробовали поняли, что их мотивация – практика. Сарафанное радио помогло – там не теория, там практика, там можно руками пощупать. Это был второй уровень мотивации. После этого приходят студенты качественного другого уровня.

Третий уровень, по уверению Волошина, — уровень избранных. На нем мы ждем конкурс на проект 10 человек на место.

Волошин не только рассказывал о модели взаимоотношений вуза и бизнеса, крайне лаконично он рассказал о каналах продвижения образовательного проекта в университете:

Если говорить про каналы продвижения, сарафанное радио прежде всего. Если вы кого-то отчислили, он начинает распространять негативное мнение о вас. Надо очень аккуратно работать с обратной связью, с отчисляемыми студентами. К нам на программу приходит 120 человек в год, выходит 34  — 75 % отчислений за два года. Вектор обратный – как только о вашем проекте положительно говорят, то у вас очень резко растет карма. Мы это очень хорошо наблюдаем в общагах. Это всё меряется, это надо мерить. По нашим оценкам соцсети уже вообще не работают, хотя пару лет назад работали.

На вопрос о том, как технопарк тестирует своих преподавателей, последовал такой ответ:

Хочется ответить красиво, но отвечу честно и начну с университетских преподавателей. Так получилось, что у нас их нет. Более того, было два опыта привлечения университетских преподавателей, оба оказались не совсем удачными. Причина тому – тот подход к обучению, который мы применяем. Он очень тяжело воспринимается вузовскими преподавателями. Что касается тестирования и отсеивания наших преподавателей, применяется трехфакторное тестирование. Первое – на умение логически мыслить, рассказать, о чем он будет учить. Мы даем некоторую методику, и он начинает ваять. Второе – это выступления. У нас есть выступления внутри компании – 30 или 40 минут, как первая вступительная лекция. Он делает вид, что читает в студенческой аудитории. Тут тоже кто-то сваливается. Третья история это уже работа в аудитории – как бы испытательный срок. У нас после каждого занятия производится опрос всех участников – по шести критериям оценить качество преподавания.

Вопрос об онлайн образовании вызвал усмешку Волошина. По его мнению, в модели технопарка оно не работает. Но мой вопрос о его пяти лучших качеств топ-менеджера заставил Волошина попотеть:

Первое качество – ответственность. Потом идет упорство, надо долбать в одну точку. Третья штука – гибкость. Она с качеством долбания в одну точку прекрасно сочетается. Предельно важно постоянно общаться. Пятое качество – коммуникабельность. Надо уметь разговаривать с людьми. Важно людей слушать и слышать, важно людей понимать.

Чтобы уважаемый лектор и читатели вспомнили, что речь идет об образовательном проекте бизнеса в университете, напомню всем слова Коносуке Мацусита, автора книги «Миссия бизнеса» (М., Альпина паблишер, 2010): Пытаясь заработать разумную прибыль, мы должны всегда помнить, как важно избегать лишних и ненужных расходов. Каждый сотрудник компании, начиная с самого верха, должен понимать структуру затрат и экономить деньги даже на таких мелочах, как телефонные звонки и канцелярские принадлежности. Разумная прибыль должна быть результатом постоянных усилий, направленных на повышение эффективности и снижение издержек. К чему это я? К тому, что Дмитрий Волошин сумел создать команду проекта, которая под его руководством успешно развивает уникальный образовательный проект технопарк Mail.ru Group. А это еще одна тема для лекции.

общее фото после лекции Волошинафото Юлии Котиевой


Теги:, , , , , ,

Обратную ссылку с вашего сайта.

Андрей Кузьмичев

профессор МГТУ им. Н.Э. Баумана, кафедра "Экономика и организация производства"; руководитель Клуба инженерных предпринимателей; научный руководитель Летней школы инженерного бизнеса КЛИППЕР; заместитель директора НОЦ "Контроллинг и управленческие инновации"

Комментарии:

Оставить комментарий

Страница КЛИП в Фейсбук

@CLIPRUSSIA

КЛИП в контакте

Защита авторских прав

© 2012-2017 КЛИП - Клуб Инженерных Предпринимателей.
При использовании материалов сайта активная ссылка на http://clip-russia.ru обязательна.

Контакты

Адрес: Москва, ул. 2-я Бауманская, д.7
МГТУ им. Н.Э.Баумана, корпус МТ-ИБМ, ауд. 518. СХЕМА ПРОХОДА
Телефон: +7 (499) 267-17-84
Группа Вконтакте; Группа в Фейсбук

Подписаться на новости

Введите e-mail