РОССИЯ – СТРАНА ТОТАЛЬНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

Опубликовал Андрей Кузьмичев от . Опубликованно в Новости КЛИП

В публикации Вечный носитель: Россия может стать лидером в хранении информации (МОСКВА, 8 фев — РИА Новости) сообщается, что разработанная в лаборатории Фонда перспективных исследований (ФПИ) технология «вечного» носителя информации из кварцевого стекла сделает Россию лидером в хранении информации. Об этом заявил в интервью РИА Новости генеральный директор ФПИ Андрей Григорьев. По его словам, технологии, полученные лабораторией фонда, существенно опережают ведущих зарубежных разработчиков данной сфере. Кроме того, разработанный носитель устойчив к высоким температурам, влаге, радиации, электромагнитному излучению и другим видам воздействия. Правда, в публикации ни слова о том, где и как будет этот носитель информации производиться. Носители другой информации, участники круглого стола «Предприниматель и общество. 25 лет спустя», состоявшегося в МГТУ им. Н.Э. Баумана января 2017 года, обсуждали и заявленную тему, и делились знаниями о том, что делать в наше время.

Первыми за круглый стол уселись Владислав Дорофеев из Ъ и Дмитрий Даньшов, глава и сооснователь ГК Механика.

Вот мнение Дорофеева без купюр:

Этапы предпринимательского движения в стране (скорее ощущение, предощущение). Это мой взгляд, совершенно субъективный, может быть немного грубоватый, поскольку весьма-весьма приблизительный. Взгляд с точки зрения индустрии, экономики. Простите, зайду издалека. Итак, версия.

В 20 веке отечественный национальный народнохозяйственный комплекс был дважды дизинтегрирован до основания, почти разрушен.

  1. Во время гражданской войны после большевистского переворота 1917 года.
  2. Во время чубайсовской приватизации после беловежского сговора 1991 года.

Оба раза на возрождение именно единого народнохозяйственного комплекса ушло примерно двадцать лет.

Я не специалист, не историк, не знаю, как это было в первый раз. Но я знаю детали и обстоятельства экономической катастрофы, свидетелями которой мы были и являемся в последние четверть века.

Эти четверть века (1991-2016) грубо можно разделить на три части, три этапа:

  1.  дезинтеграция (чековые аукционы, залоговые аукционы 1995 года можно считать апофеозом разрушения, но и одновременно началом обратного процесса; примерные границы этапа — 1991-2000);
  2. собирание, воссоединение (олигархи сыграли совершенно положительную роль, подбирая под себя, консолидируя активы, они начали вчерне собирать скелет будущего народнохозяйственного комплекса, разумеется, сами того не желая, границы — 1995-2010 гг.);
  3. созидание национального народно-хозяйственного комплекса (2005-2006 — по настоящее время), как проявление нового качества в экономике средств производства – воссоздание национальных отраслей, целых секторов, примеры:

— русская металлургия (по некоторым характеристикам лучшая в мире; не в смысле национальности, а именно, как ценностная характеристика),

— силовое энергетическое машиностроение (в мировой ТОП-3),

— нефтехимия,

— аграрный комплекс,

— «ядерный остров» (кажется, всего четыре страны мира, обладающие технологией строительства атомных реакторов под ключ),

— русская фарма (необходимое пояснение: это уже устойчивое понятие, связанное со спецификой именно этой довольно закрытой мировой отрасли, дело в том, что все крупнейшие фармкомпании мира объединены в международную ассоциацию фармкомпаний – AIPM, которая по странам представлена национальными отделениями, так вот эту ассоциацию принято называть «Большой фармой», которая и держит мировую фармполяну, порой действуя исключительно в интересах компаний, но не национальных рынков, хотя конфликты такого уровня редки, так вот, есть очень немного стран, в которых не просто возникает, но играет важную роль своя национальная фарма, компании которой могут и входить в AIPM, могут и не входить, в России именно в последние три года устойчиво оформилась – «русская фарма»),

— буровое машиностроение (мы в мировой тройке),

— криогенное машиностроение, производство технических газов (мы в мировой тройке),

— нефтегаз,

— оборонпром (мы вторые в мире),

— ракетостроение (понятное дело),

— двигателестроение для космоса (лидеры),

— авиастроение (в пятерке),

— русское программирование (антивирусная защита и математический анализ данных и поисковые системы; в мировой ТОП-3),

— алюминиевая отрасль.

и др.

В этой связи меняется потребность в кадрах и соответствующих специалистах. Меняется запрос и спрос.

Именно сейчас настает эпоха бурного роста спроса на инженерные кадры, на предпринимателей со специальным инженерным образованием. Вот чтобы не пропустить момент, когда надо срывать спелый виноград, нужно как можно сильнее сблизить реальный бизнес, реальную экономику. Отсюда мои идеи насчет специальных мер, которые могут сблизить высшую школу, точнее студентов и реальный бизнес.

Предложения-идеи, для сокращения дистанции между учебным процессом и реальным бизнесом (разным). Вот они:

1.Все! крупные компании страны (например, из рейтинга ТОП-600 «Ъ» крупнейших компаний страны; независимо от формы собственности) выделяют в обязательном порядке места для производственной практики и трудоустройства для выпускников и студентов структурообразующим ВУЗам страны (например, из ТОП-100, или федерального списка университетов). Разумеется, это должен быть бонус, т.е. только для студентов и выпускников отличников теории и матчасти. Точно такой же бонус можно ожидать и от малых и средних компаний, которые, возможно, еще больше нуждаются в притоке новых кадров.

2.Все! участники рейтинга «ТОП-1000 лучших менеджеров страны» в обязательном порядке весь следующий год после победы проводят серию встреч по всем крупнейшим ВУЗам страны (проект совместный с Ассоциацией российских менеджеров). Разумеется, кто-то откажется, но не все. ТОП-1000 чем хорош, в нем представлены управленцы и предприниматели крупных, средних и малых компаний, причем, разных форм собственности.

3.Носителем инициатив становится Бауманка, совет ректоров, КЛИП и т.п.

ВЫВОДЫ

— Весь отечественный народно-хозяйственный комплекс был создан предпринимателями. Неважно, что в советское время они назывались «красными директорами», именно эти 2-3% людей с предпринимательской жилкой, создали в двадцатом веке отечественную индустрию, которая в основе своей позволила нам выжить и даже начать развитие, стартовав после 1995 года с отрицательной отметки.

— Русская экономика всегда держалась и держится на предпринимательско-инженерно- торгово-гуманитарно-воинственной жилке, растворенной в нас.

— Не надо любить или ненавидеть журналистов, мы не халва и не перец, но не надо нас расстреливать (как мне однажды полушутя пообещал Жириновский, когда станет президентом), просто не мешайте нам заниматься своим делом – общественным поручением, обслуживая общество. Так и с предпринимателями.

— В принципе ставить вопрос насчет недостаточности пропаганды предпринимательства или ослабления интереса к предпринимательству – это, значит, в корне не понимать свою страну, общность, в которой мы живем уже на протяжении тысячелетия.

—Ибо! Россия – страна тотального предпринимательства. Только этим можно объяснить феномен возрождения страны после чудовищных катастроф 1917 и 1991 годов. Именно предпринимательская натура/жилка нашего народа вытащила оба раза страну из бездны экономической и политической дезинтеграции.

Дмитрий Даньшов по своему оценил время перемен:

Странная ситуация: с большинством тезисов Владислава я категорически согласен. У нас действительно есть огромные интеллектуальные ресурсы, и они реализованы. Реализованы иногда противоречивым образом – не по книгам и не по учебникам, но достижения очевидны и они есть. Владислав абсолютно прав! На уровне отраслей – металлургия, фарминдустрия, космос, но там тоже есть проблемы, потому что я ехидно писал, что почему-то у меня лежит заказ на излучающие антенны космических аппаратов. Ребята – я автосервис! Почему они лежат у меня, почему ко мне с этим обращаются? У меня две ЧПУшки и полтора технолога, закончившие автомеханический, даже не Бауманку. По крупным отраслям Владислав, безусловно, прав. По тому, что нужно пропагандировать успехи крупных отраслей, абсолютно поддерживаю, категорически согласен. С сего началась дискуссия? С того, что начиная с 1991 года и заканчивая вчерашним вечером мне удалось прочесть две малотиражные книжки, они художественные, не документальные, о том, как человек сделал маленький бизнес торговлей мясом,  колбаской, фаршем, деликатесом и вторая как человек на программировании и внедрении каких-то софтовых решений тоже сделал бизнес. А всё остальное, тот информационный поток, который доминирует, говорит о том, что кто такой бизнесмен? Это человек, который производит контрафакт, который обманывает налоговую систему, не платит налоги и пьет кровь у родного государства. Это – незаконное предпринимательство. Я вчера быстренько искал 800 000 рублей для того, чтобы внести залог за человека, посаженного в тюрьму на том основании, что он сделал два военных школьных музея воинской славы. Естественно, у него нашли патроны 35 года! И вот он девятый день сидит в кутузке с перспективой получить 222 статью УК РФ.

Законодательная система у нас совершенствуется, но, во-первых, не бывает идеальных законодательных систем; во-вторых, у нас большая страна и правильные посылы, доходя до места, очень сильно искажаются. То есть, если смотреть на картину не макроэкономики, а конкретной предпринимательской среды какого-нибудь города, то она сильно другая. Недружелюбная среда – чиновничья, правоохранительная, разрешительная… Негативное информационное поле, причем не документальное, а художественное. Повторение словосочетаний в телевизоре: «Незаконное предпринимательство. Незаконное строение». Ларечки, которые стояли, они ведь  и лет 15 назад стояли. У них были свидетельства о собственности. К ним подключили коммуникации и они платили по счетчикам. Что, нет фамилий людей, которые это делали? Есть фамилии. Но, чтобы не говорить, что накосячили БТИ, организации, выдающие исходную разрешительную документацию, всех собак решили повесить на предпринимателей. Это создает конкретный негативный фон, где любой предприниматель мироед, богатей и жулик. Это распространенное в обществе мнение. Бытовое. Каких-то книжек и фильмов о малом бизнесе нет. Он представлен Бизнес-молодостью, извините, это шарлатанство плюс немножко жульничество. Позитива здесь не хватает, а он был бы очень необходим. Я бы за то, чтобы раз – как бы снизить негатив, два – добавить позитива. Извините, примитивные формулировки.

Еще был тезис о том, что СМИ боятся публиковать хорошие новости, но я исключительно на своем опыте могу назвать Российскую газету и Московские новости.

Повторюсь, я категорически согласен с тем, что у нас есть успехи на макроуровне, я настаиваю на том, что на микроуровне мы себя ощущаем под Сталинградом. Мы не можем влиять на власть напрямую, но дедушка Ленин в своей первой анкете написал, что его профессия – журналист. Вот он повлиял на страну очень сильно. Соответственно, создавая мнение, информационное поле о том, что некий Вася Полукедов пришел из армии, починил трактор, засеял поле буряком, буряк продал, купил Ниву, женился на самой красивой доярке – вот этот жизненный сценарий должен быть пропагандируем. Он немножко прописывается КЛИПом…

Андрей Кузьмичев: Вот опять, когда слышим две разные версии того, что проистекает, сразу вспоминаю Александра Ивановича Агеева, который очень простую вещь сказал: «Мы играем только на двух клавишах, а их множество». Если стучать только по двум, не будет никакой мелодии. Мне сегодня хотелось бы, чтобы у нас была,во-первых, мелодия. Во-вторых, что мы точно знаем? Мы точно знаем, что кроме предпринимателей, которые нарушают закон, есть еще огромное количество субъектов, которые делают то же самое, но нам их не показывают. Может быть, и на эту сторону обратить внимание? У нас 20 декабря был Новый год, инженерная елка, выступал Саша Ханин. Парень, которому 29 лет. В 2012-м году, кажется, зарегистрировал свою компанию. Сейчас его компания на 20 декабря стоит 25 миллионов долларов. Это официальные вещи, которые может пробить любой и увидеть сам. Вот с этим явным примером не поспоришь. Когда я читал журналистику по поводу Саши Харина, никто не писал, почему он это сделал, никто не писал как он формировал команду, Всех интересует результат – откуда деньги у него идут! .

Вадим Маршев: согласен с Дмитрием. Надо согласно законодательству различать, микро, малые, крупные. Вот из этих крупных как в бенчмаркенде перенять? Вчера была идея Игоря Шувалова создать площадку на телевидении. Тут же его закидали вопросами: кто будет смотреть, кто будет приходить? Что простой гражданин поймет, если на экране будет мелькать яркий предприниматель?

Вячеслав Дорофеев: вот смотрите. В перечне примеров забыл сам не понимаю как РусАл Олега Дерипаски. Он в топ три мировом. Я бывал на его выступлениях, в частности, на одном историческом выступлении 2013 года, когда он собрал ведущих алюминиевых магнатов мира, его слушали затаив дыхание. Он собрал РусАл, остановил дезинтеграцию алюминиевой отрасли, это стало катализатором – в прошлом году была создана алюминиевая ассоциация, куда вошел не только РуаАл, но и ряд мелких и средних компаний. Потому что РусАлу невыгодно этим заниматься. Вот есть Красноярская компания. Она на сегодняшний день производит лучшие алюминиевые, поверьте мне, я сам не сразу поверил, диски для автомобильных колес. Все автомобильные ведущие компании мира среди заказчиков!  Компания поставляет по всему миру диски. Это средний бизнес по всем параметрам: по количеству сотрудников, по объемам. Он распихал всех – его продукция была оптимальна по соотношению цена и качество. Все потеснились. Рынок был занят. Но им пришлось потесниться – за счет качества и инновационного производства. На мой взгляд, это просто один из последних хороших примеров для меня лично! Русская фарма – самая динамичная отрасль в России. Она, конечно, не может сравниться в такими гигантами как та же металлургия, цветная, черная или трубная. Она во многом состоит из средних и малых компаний!

Вадим Маршев: Вы предлагаете этим топ-менеджерам прийти в аудиторию, где сидят ребята с нулевым бюджетом. Вот что может Олег Владимирович предложить? запускают к студентам, они сидят без гроша. Что Дерипаска может им рассказать? Олигархи расскажут, как дает взятки, покупают аэропорты. Что можно рассказать?

Вячеслав Дорофеев: Он не придет. Он вообще не любит говорить.

Вадим Маршев: Он приходит. По крайней мере, к нам. Буквально позавчера мы получили документ от нашей службы найма, где говорится, что мы попали в топ-востребованных выпускников. Якобы мы самые востребованные. У нас есть программа, куда приходят бизнесмены. Но они никогда не скажут о том, что по пятницам носят в определенные кабинеты взятку, о том, как покупали порты, аэродромы. Есть что-то такое, о чем они не скажут!

Дмитрий Даньшов: я никуда не уйду, останусь здесь. Я с другой стороны зашел: вот сы сказали, что предлагали какую-то площадку… сложно научить человека построить Русал. Поэтому на площадке должны быть маленькие, смешные бизнесы, начиная от презираемый мною крашения ногтей, продажей цветов в ларьках, выпеканием хот-догов. Это должно быть просто. Сбербанк делал проект Деловая среда? Они старались и что-то получилось. У них была своя аудитория. Ниша интересующихся людей – вот она! Она не пустая. Им просто надо объяснить, как они могут заработать деньги. В эту нишу попадают шарлатаны (Бизнес-молодость). Это хлебное место, раз шарлатаны туда лезут. Но там, кроме шарлатанов, никого нет! Нужны реальные, воплотимые советы. Еще вот о чем: в нас создают площадки, а в маленькой Латвии есть человек с непроизносимым именем – его Рэм сокращенно зовут, — он атташе по коммерции. Он обзванивает бизнесменов и говорит: у нас выставка! У нас всего в Латвии немного предприятий, но все собрались, вы бы заехали. Он беспокоится, чтобы в его маленькой стране были связи. У нас сразу нужно форум собрать! У иностранцев в этом плане более практичный подход, пропагандировать нужно, начиная с мелкого. Невозможно было достичь прогресса в ядерном проекте, если бы не было простых производств: механичек, литеек.

Кирилл Кучкин: откуда пришло понятие «МБ». Из Америки. Как и понятие «инновации». Если мы возьмем наши крупнейшие компании и сравним с американскими: что такое их малая компания? Это от одного миллиарда долларов. У нас это уже не маленькая, а крупная. Это будет примерно то же самое если мы попытаемся на эффекты квантового мира натянуть на механику Ньютона. В чем корень неудач и РВК, и РОСНАНО, и Сколково? В чем трагизм ситуации, когда два человека, не имеющие никакого бизнесового опыта, а именно – товарищи Митин и Хомич будут потом людям по телевизору расскзывать о том, как нужно делать бизнес. Если «попотрошить» эти структуры, там нет людей, которые профессионально этим занимаются. Они сейчас что делают? Они нарабатывают опыт. Что и мы видим на выходе. Пройдет лет пять, они наберутся опыта и уйдут на пенсию, растратив к этому времени те бюджеты, которые у них есть. Говорить не о чем! У нас малый бизнес – это палатки, пекарня, маленький автосервис. У нас вся капитализация равна паре американских банков, которые обслуживают два-три штата. Мы не можем взять одну градацию и перевести её к нам. Давайте скажем так – мы даже не Китай. Мы даже не Швейцария. Мы даже не Голландия/Нидерланды. У США – 236 торговых представительств, у Нидерландов (казалось бы, маленькая страна) — 278 торговых представительств в мире. А у России они сокращаются. О чем это говорит? Нам нечего продавать! Когда Владимир Владимирович Путин приезжал в первый раз в Японию с визитом, они где то задерживались и Лаврентьев Александр Борисович, торпред России в Японии, известный японист встал и говорит, нужно было скрасить паузу, давайте нам японские и российские бизнесмены скажут как они торгуют с нашей страной. Встает Дерипаска Олег Владимирович, он, кстати, с Даном Станиславовичем на одном курсе учился, и говорит: «Я Олег Дерипаска от компании Русский алюминий. Мы составляем примерно 82 % между Россией и Японией. Остальным 300 участникам было просто нечего сказать. Если и сейчас поднять вопрос о товарообороте между Россией и Японией, мы получил Газпром, получим уголь, который японцы покупают, небольшое количество металлов, нефть и всё! Японцы, например, компания Мицубиси электрик, они даже роботов нам продать не могут. Не потому что у нас денег нет. Они нам не нужны. Если мы посмотрим вокруг, то все понятия, которые к нам привнесли, требуют правильной классификации. Например, как мы назывовем компанию Биокард. Да, по нашим параметрам, это средний бизнес. Но если мы посмотрим на европейские и американские компании, о мы с удивлением для себя обнаружим, что Олег Дерипаска – это не крупнейшая компания, Газпром – тоже не крупнейшая. Самое главное, структура нашей экономики в точности повторяет структуру экономики Японии. Как там есть дзайбацу, шесть крупных объединений.

Александр Ченцов, «Теплодом», компания как раз из малого бизнеса. Хочу рассказать про выставки международные, которые я в свое время много посещал. Очень много посещал, в том числе и высокотехнологичные. Лет 7-10 назад корейцы на своих выставках повесили надпись «премиум Корея». Я отнесся с некоторым скептицизмом к тому, что они сами себя так пытаются продать. Прошли годы и теперь «премиум Корея» на стендах привлекает кучу людей к куче маленьких компаний. Тайвань, прекрасный пример с маленькими компаниями, которые производят на весь мир. У меня товарищ живет на Тайване, у него куча заказов по мелкому литью, алюминию. Крохи с богатого стола Дерипаски могли бы обеспечить кучу малых предприятий по литью. В России нет мелкой алюминиевой литейки! Почему от этого не делает? Ему это не нужно. Это беда. Корейские студенты, я с ними общался, такие же как и у нас: говорят, что хотят работать в Самсунге, в крупной компании. Мне не нравится такой подход. Это какая-то мантра, какая-то философия.

Кирилл Кучкин: Коллеги, мы обсуждаем не беду. Чтобы понять, что делать, нужно понять, что мы имеем. А проблемы нужно решить.

Дмитрий Даньшов: тому, кто хочет лить алюминий, печь пирожки, ему какая разница, как мы соотносимся с какими-то заокеанскими компаниями? Ему нужно, чтобы его пустили к сетям, чтобы с ментом местным он договорился, а дальше, чтобы у него были простые вещи: парень, баланс предприятия вот так делается… вот об этом надо говорить. Почему земельные паи раздали, но кто на них гусей выращивает или картошку сажает? Давайте снизу смотреть, ведь всё растет не от обобщений, а от реального производства. последний тезис: в Китае наблюдал навес из шифера, там работает мальчишка и мужик, мой ровесник. Мужик ходит с ковшом, а мальчишка подставляет на треноге сваренный лоток из стального уголка, обмазанный глиной. И разливает он туда расплавленный сложный никелевый тугоплавкий сплав.  Вращающиесяся изложницы, он ковшиком ливанул, попал куда надо и отлилось колечко. Мальчишка переставил треногу, опять ковшиком ливанул… вот это производство: они на трехкопеечном оборудовании из трехкопеечных заготовок сделают очень достойные вещи! Какие там инвестиции? В ковшик, в печку, угольную с поддувом, и двух товарищей, которые по крушу бегают вокруг десяти изложниц.

Кирилл Кучкин. Фабрика по фотошаблону, хорошая, современная, стоит примерно 200 миллионов долларов. Фабрика по производству микросхем стоит примерно пять миллиардов долларов. Для нас это не цена вопроса. Просто, объем, который будет выпускать эта фабрика такой, который не просто больше, чем наши потребности, он на два порядка больше, чем наши потребности.

Вадим Маршев: можно один кейс? Помните, была такая программа «Промышленная сборка». Предприятиям давали 3х летние льготы по беспошлинному ввозу комплектующих. Условие такое – вы начинаете ввозить беспошлинно в обмен на локализацию производства, но ни одно предприятие наше не стало это делать. Почему не стали ребята делать? Просто взяли и посчитали – те объемы производства автомобилей в нашей стране, до 100 000 автомобилей, не выгодно делать. Хорошо, что их не оштрафовали, забыли, что если через три года не локализуете производство… смотрите, что очень важно: мы не «съедим» такое количество! Прежде, чем делать, давайте подсчитаем, что выгодно делать в «стаканчиках», чтобы работая по белому, платя все налоги, я остался в прибыли…

Кирилл Кучкин. Подождите. Есть Морозов, компания Биокад, которая с нуля, Морозов как банкир заработал некоторое количество денег, потом стал искать, куда их вложить, вложил в биотех. Компания образована в 2001 году. За 14 лет упорного труда Морозов никуда не бегал, никому не жаловался, несколько раз менял стратегию, построил компанию крупную, хорошую. Мало того, он занялся офранными препаратами – редкими лекарственными препаратами – два препарата уже в США зарегистрировал. Начал выпускать инсулин. Но он же не говорил, что ему мешают.

Другой пример – как у нас появилась компания Т-платформа. Определенным людям стало понятно, что в нашей стране нужна компания, которая будет делать всё для компьютеров. Стали искать, кому можно поручить? Нашли товарища, выделили ему бюджет, сказали, что нужно делать… укрепили его команду и сделали чеболь. Вырастили национальную компанию? Вырастили! Бюрократия, государственная политика? Да! Но компания была необходима нашему государству. Примерно та же история происходит в оборонке.

Дмитрий Даньшов: мы говорим каждый о своем. Я про пирожки и про автосервис. И про то, что студентам куда-то нужно идти работать.

Андрей Кузьмичев: Извиняюсь, но приведу типичный пример первой полосы. Журналисты знают, что это самая горячая новость. Первая полоса позавчера – М. Задорнов гордо сказал: «Прибыль банка ВТБ 24 по сравнению с предыдущим годом увеличилась в 86 раз». Эту новость все сделали центральной. Но на чем банк сделал деньги — на ипотеке и потребительских кредитах. На мой взгляд, у нас деньги не идут туда, куда надо. Живые деньги, которые водятся практически везде у нас не идут, на мой взгляд, туда, куда надо. С оборонкой понятно, её везде кормят. Ткачев пытается дожимать крупный агробизнес – «он во всем мире процветает»! это не серьезно! Предлагаю вернуться к проблеме, говорить более предметно. Что можно сделать, чтобы положительные тенденции переросли в нечто большее.

Дан Медовников: В ВШЭ наш институт занимается исследованием технологического предпринимательства, мы ведем проект «национальные чемпионы». Сначала про Корею. Там уже политика последние 10 лет очень сильно направлена на выращивание мощного среднего бизнеса, инновационного.  На Чарновских чтениях я докладывал, что за последние 10 лет произошли драматические, радикальные изменения в политике в отношении бизнеса и предпринимательства в десятках стран. Начались раньше, в начале нулевых, и сейчас уже есть первые результаты. Практически речь идет о том, что государство в целях выигрыша в глобальной конкуренции, особенно на рынках высокотехнологических, занялись практически искусственной поддержкой и выращиванием отдельных бизнесов. Чеболи – схожий пример, но из другой эпохи. Сейчас ставки делаются не на стартапы, не на крупные корпорации, а на некую серединку. Надо понимать, что времени, чтобы стартап вырос в транснациональную корпорацию, может и не хватить. В Штатах надувают капитализацию, у них есть такая возможность — они доллары печатают, поэтому у них позиции глобальные хорошие, а в какой-нибудь стране – Малайзии или Казахстане – надуть Гугл так быстро не получится. Пузыри лопаются всё время!

Очень много тем было затронуто. Хочу сказать, что в «Эксперте» о российском предпринимательстве шел, в основном, позитив. Это была установка редакционной политики. Была рубрика «российский бизнес», где постоянно писались позитивные кейсы, разбирались негативные тоже. Но кроме «Эксперта» этим мало кто занимался.

По поводу малого, среднего и крупного. Есть всё таки определения государственные. Я тоже считаю, что они неправильные. Больше двух миллиардов рублей наше государство считает крупный бизнес. Это нонсенс мировой! Переходом от среднего в крупный читается миллиард долларов примерно – это 60 миллиардов рублей.

Я разбираюсь больше в инновационной сфере. Понимаю, что в отношении предпринимательства у нас ситуация плохая, хотя малым бизнесом государство, по крайней мере, на словах озаботилось. Я бы хотел больше остановиться на среднем бизнесе. На мой взгляд именно он именно сейчас может попытаться изменить сам климат, который пока не очень благоприятный. Еще одно отступление по поводу размеров: мы когда говорим о Дерипаске, о других историях, это не селфмейд компании, не предпринимательские. Технологических крупных компаний нет вообще.

Рейтинг Техуспех существует уже пять лет. Мы за эти годы мониторили бизнес, но какой? На мой взгляд, элитный бизнес. Эти компании должны расти в год, в течении этих лет показать рост не менее 10-15 %, у них должен быть большой НИОКР, они должны быть средними по размерам. Эти компании, называемые техногазели, в России есть. Более того, они действуют на глобальных рынках. Да, о них мало кто знает и я хочу сказать, что всё не так плохо. Сейчас в базе около 200 компаний. Отрасли представлены самые разные – в основном это электроника, электротехника, приборостроение, биотехфарма, материалы. Интересно, что компании, которые занимались сложным бизнесом, тем, чем в нашей стране вообще заниматься нельзя, они как раз добились очень больших успехов. Все они предпринимательские, созданы в начале 90-х. Все их первые лица, основатели, собственники, в настоящее время это серьезные мужики за 50 лет. Это советская научно-техническая элита, которая поняла в начале 90-х, что их кинули, что школы разрушаются, всё может «накрыться». Часть пошла в бизнес, а часть пошла по очень сложной дорожке – они сказали: нет, мы хотим сохранить школы, у нас есть умение, интеллектуальная собственность, у нас есть какие-то команды. Давайте попробуем это развивать, чтобы не пропало. Тогда это было в каком-то смысле безумие! Вот Технониколь – пример компании, которая выбрала стратегию пойти по более простому пути. Сейчас оборот компании больше миллиарда долларов. Колесников с Рыбаковым, два выпускника Физтеха, пошли в кровельные материалы и стали собирать технологии по всему миру, правильно их адаптировать и быстро продавать. Те, кто чуть постарше, попытались делать бизнесы технологические. Из них очень многие погибли, бизнесы, конечно. Но пройдя чудовищное сито 90-х, как-то создали фирмы, пусть небольшие. Их мы стали замечать на рубеже нулевых годов, когда в журнале Эксперт организовали конкурс Русских инноваций. Они еще были небольшие, хотя некоторые достигали сотни миллионов рублей оборота. Появился Техуспех, но мы стали замечать, что это – те же компании. Они не умерли. Теперь они уже выросли до миллиарда рублей, а некоторые до десятков. Есть некая преемственность. Мы стали изучать зарубежные источники. Концепцию Германа Саймона. Он предложил концепцию «скрытых чемпионов» — компаний пусть нишевых, но занимающих устойчивое положение в глобальном масштабе. Они динамично растут. Есть подход Дэвида Берча.

Что интересно? Все наши компании росли довольно быстро – 10 – 15 % в год. Это и есть предпринимательские компании. Они участвуют в конференциях и то, что не видит Минобр – у нас появилась частная наука, очень хорошо ориентированная на бизнес. Вот эти ребята сделали коммерциализацию советского научно-технического потенциала. Показали на своей шкуре и прошли – как это можно превратить в бизнес. Им был дан исторический пинок, чтобы идти в предпринимательство. 25 лет – это очень мало. Мы хотим всё быстро и сразу! Но у нас появился тот слой, который и должен был вырасти. Это и есть цвет с моей точки зрения российского предпринимательства. Технологического.

А теперь что же делать? Ждать еще 25 лет? Тут есть одна проблема: когда компания вырастает до определенных размеров – 10 или 12 миллиардов рублей – у нее появляются задачи не только внешнего, но и внутреннего характера. Одному человеку или нескольким, которые компанию создавали, сложно: они уже в возрасте, у них отрезок активной жизни остался не такой большой; второй момент заключается к том, что они и психологически так выстроили систему управления, что «остались» в малом бизнесе. Не задумываются об акционерах, о совете директоров. А эти лица, чтобы не уйти с траектории высокого роста, очень нужны. Это не только у нас – схожие проблемы проходили и проходят другие страны. Поэтому появляются программы – за последние несколько лет их появилось десятки, Корея стартовала раньше. В Голландии всё на голландском, ни слова на английском, это же противоречит некой либеральной парадигме – как может государство и общество помогать бизнесу? Стартапам, может, понятно. Этим компаниям зачем помогать, у них конкурентное поле! Поэтому, всё делалось до последнего времени исподволь. Америка, которая нам транслировала либеральную парадигму, — государство должно никак не связываться с бизнесом, — сама то это делает. В ВПК американском таких примеров больше всего. Правда, потом многие из этих компаний становились гражданскими. И в Китае то же: когда с китайцами говоришь, они говорят, что у них было две таких волны. Лучшая компания первой волны – Хуавей, лучшая компания второй волны – Алибаба.

Вернемся к России. Вся наша политика инновационная направлена была либо на малые компании, венчурные, либо в крупный бизнес, а это – принуждение, давайте закупайте у малых и средних. Даже если есть хорошая продукция, невозможно продать РЖД или Газпрому! В среднем бизнесе другая история. У нас, на мой взгляд, в прошлом году появилась интересная программа минэкономразвития. Из Техуспеха отобрано в прошлом году 30 компаний, из 210-ти. Им модельным образом государство мощью своих институтов попытается в течение 5 — 10 лет попробовать создать условия (деньги им не нужны, тем более под безумные российские проценты). Единственное софинансирование – НИОКРы. У нас, на мой взгляд, пока один хороший инструмент – Фонд развития промышленности, там дают деньги под 5% годовых. Там уже можно взять деньги на небольшой завод. Если эта модельная история пройдет, когда мы увидим, что реальные примеры есть, тогда все начнет меняться. Но это мантра – опять говорят: давайте менять среду, институты. Мы давно это слышим. Всё правильно, но предпринимательский климат – я приводил пример со скрытыми чемпионами Саймона – показателен: компании росли 50 – 100 лет! Это явление культурно-исторического масштаба. Ситуация у нас тяжелая и делать надо сейчас! Поэтому, если эта модельная история пройдет, хотя риски большие, понятно, что политическая воля нужна, пока она на министерском уровне, вот когда мы увидим,  что есть примеры, мне кажется, ситуация начнет меняеться.  Этим компаниям в России нужно еще «крышевание» внутри. Почему? Потому что техупеховцев едят наши чеболи. Ростех уже нескольких съел. Но ведь он съедает и переваривает – нарушается структура компании, бизнесу другие цели ставятся. Сиюминутные проблемы в отрасли решаются, но мы лишаемся бизнеса, который мог бы стать конкурентом того же Ростеха через некоторое время. Еще одна важная тема – у нас небольшой рынок. На нем отбить большие НИОКРы практически невозможно. Ясно, что нужно идти на экспорт с глобальными решениями. Но сама средняя компания выйти на мировые рынки может с трудом. На самом деле по отдельности есть элементы этого пазла, но нужно сфокусироваться на какой-то задаче. на мой взгляд, чтобы сдвинуть эту «историю», нужно предпринимать усилия. 25 лет показали, что компании есть, растут они нормально и быстро, имеют уникальные технологические решения и продукты, с которыми бьются уже на мировых рынках. Есть ощущение и надежда, что этот проект будет реализован! Тренд сам по себе не переламывается!

Послесловие Дорофеева:

НЕКОТОРЫЕ НАБЛЮДЕНИЯ, В РЕЗУЛЬТАТЕ ЧЕТЫРЕХЧАСОВОЙ ДИСКУССИИ (28.01.2017, КЛИП, Бауманка)

1.Предприниматель – это большее, чем владелец. Как только мы соглашаемся с этим постулатом, сразу же становится очевидным, что предпринимательство в России никуда не девалось и в советское время, оно иначе называлось.

Поэтому в последние четверть века можно говорить лишь о новой роли российского предпринимательства, которое становится неотъемлемой частью единого народно-хозяйственного комплекса, т.е. государственного строительства. Поэтому речь не о сращивании частного бизнеса с государством, но значение и роль частного бизнеса столь велики, что частный бизнес, по сути, уже стал частью государства. Поскольку, значительная часть ведущих отраслей в значительной мере или даже полностью состоят из частных компаний – например, металлургия, нефтедобыча, фарминдустрия, финансовый сектор, торговля и др.

2.Современная преподавательская экономическая школа в некотором недоумении насчет преподавания и выращивания управленцев и экономистов, как, кому, для чего. Вот тема для очередного такого разговора на площадке КЛИПа с приглашением представителей нескольких высших инженерных школ страны. С целью осмысления взаимодействия экономической науки и реального бизнеса.

  1. Любой разговор такого имеет смысл проводить, когда точно очерчена тема, чтобы был понятен смысл обсуждения. И тогда будет понятно направление и цель разговора.
  2. У нас все в порядке в смысле созидания рыночного пространства, и участия частного бизнеса в созидании единого народно-хозяйственного комплекса, но времени слишком мало прошло, поэтому реальные результаты не столь зримы, как бы хотелось.
  3. Бессмысленными и разрушительными оказались попытки насадить в русскую экономику принципы, правила и приемы, модели западной экономики. Потеряли время и деньги. И продолжаем терять,  поскольку сформировался класс паразитов, которые продолжают тратить бюджетные деньги на привитие и внедрение в нашу экономику инородных принципов ведения экономики, построения бизнеса на западный манер. Бессмысленно, разорительно, издевательски и цинично. Порой с особым цинизмом, ибо тот же Чубайс осознает враждебность, бессмысленность своей разрушительной квазиэкономической деятельности, поскольку то, что он делает – это не экономика и не бизнес, это реализация принципов философии разрушения.

Коллеги! спасибо за новые знания и новые импульсы к развитию, самоощущению и развитию. а что может быть важнее.

Послесловие Даньшова

Тяжело как то стало на душе. Не знаю почему. Наверное, ждал какого-то волшебства, а его не случилось. Мои личные выводы по результатам беседы следующие:

— Безусловно, есть достижения в крупных компаниях. Рельсы, фарма, металлургия и IT. И эти достижения, безусловно, нужно пропагандировать.

— Владислав, вы хорошо знаете федеральный производственный бизнес, но абсолютно оторваны от реальности там, где дело касается уровня «город-район». Два десятка крупных (по российским меркам, не по мировым, вспоминая Медовникова) компаний – это не вся экономика. Это её малая часть. Причем эта малая часть способна развиваться  отдельно от страны. Деловой климат, внутренний спрос, финансовая система, административное давление и даже кадры и инфраструктура влияют на такие компании меньше, чем на остальной бизнес.   Спрос и финансы у них в значительной степени за бугром. А среду для себя они способны формировать сами. Зам прокурора  или глава департамента для них противен, но не опасен. То, что талантливые люди сумели в наших условиях построить такие предприятия – честь им и хвала! Красавцы! Уважаю! Но это исключения.

Пока не будет создана масса предприятий производящих что-либо с компонентами электроники, например станки, штрих сканеры, отопительные приборы, ну хотя бы микроволновки – строить в России завод по производству плат и компонентов будет невозможно. (Вспоминаем Кучкина.) Потому что экономике, героически качающей нефть при — 50  своя электроника на хрен не нужна. Папуасам это не к чему (папуасы-вспоминаем Маршева).

Ваш тезис «Во всех странах так же!» говорит о трех вещах.

  1. Вы правы! «Везде одинаков Господен посев, и врут нам о разности в нациях». Идиотизмы встречаются в любых правовых и государственных системах. Как минимум на «хвостах гаустианы». Работая в Финляндии или ОАЭ бизнес так же сталкивается с серьезными трудностями. Но другими.
  2. Вы не знаете, «как у них»! Условия инвестирования в курортный бизнес Грузии привели к быстрому росту отрасли и существенному притоку инвесторов, в основном из России и Украины. При этом застройка городов на порядок более упорядоченная, чем в Сочи, Геленжике или Анапе. А у нас Газпром не может реализовать свои непрофильные курортные активы…. Не нужны никому. Накопленная масса индустриальной инфраструктуры. В Турции и проф образование в Бразилии дают возможности для развития пока в России недоступные. Косвенный аргумент, экономически активных соотечественников за границей существенно больше, чем иностранных фабрикантов в России.
  3. Вы не знаете «как у нас». Производителям печатных плат из Дубны, излучателей из Фрязино и известных вам фарм компаниям работать и развиваться возможно. Героям ваших книг то же. Они не по зубам мерзоте и сволоте районного-областного уровня. Вся остальная страна – это поле бизнеса БТИшников, водителей прокуроров и жен чиновников. Сформировавшийся общественный класс паразитов блокирует развитие страны.

Доминирование паразитического класса (и идеологии) привело к тому, что мы  превратились в папуасов. В начале 90-х челноки везли из России дрели и утюги. Везли сверла, в том числе высокотехнологичные «нулевки», твердый сплав, мерительный инструмент. Станки на ура шли на экспорт (не все, но многие). А сейчас даже заводов этих не осталось. МИЗ, ФРЕЗЕР, МЗКТ, СТАНКОЛИНИЯ, КРАСНЫЙ ПРОЛЕТАРИЙ — список бесконечный. Даже если эти заводы «устарели», где их новые реинкарнации? Почему мир изучает технологию антифрикционных сплавов разработанную, описанную и запатентованную русскими в Израиле? На русский её даже перевести ни кто не подумал и из России никто не попросил. Папуасам это ни к чему.

Гагарин, это было круто. Мои родители были знакомы с Юрием Алексеевичем.. Но яркие достижения не возможны у «папуасов». Нужна среда, индустриальная, образовательная и идеологическая. И вот я, прожженый материалист, на 50ом году жизни обращаюсь с криком души к гуманитариям: друзья, наморьщите высокие лбы, заточите перья, принесите в мозги и души общества:

— Заниматься бизнесом в России не позорно, не опаснее чем в других странах и перспективно.

— Нам нельзя привыкать и мирится с положением «папуасов», пока совсем не деградировали, нужно мобилизоваться и развиваться.

— Заслуги местных начальников нужно мерить не выборами и протестами, а рабочими местами и налоговыми поступлениями.

— Препятствие законной предпринимательской деятельности по личным, корыстным либо классовым мотивам, карается не только статьей до 10лет, но и «ненавистью и презрением Советского народа» как в Присяге  написано.

Предприниматель это не олигарх, ворюга и мироед, а труженик, созидатель, честь и слава Родины. Еще можно медаль создать (кстати по ГК даже в рамках Бауманки или общественной организации) имени Демидова (хотя и олигарх) или Стахеева «за вклад в развитие страны».

Я в меру сил при любых обстоятельствах буду действовать в заявленном направлении. С вашей поддержкой и под вашим руководством такие действия будут много эффективнее.

Доклад закончил. С уважением Дмитрий.

Спасибо всем участникам январской встречи. Немного защищая СМИ, хочу упомянуть газету БИЗНЕС, из которой родились три книги, доступные теперь каждому читателю: Игорь Гансвинд. Бизнес есть бизнес. 2010/Похоже, что все три книги доступны по ссылке

http://scicenter.online/biznesa-osnovyi/biznes-est-biznes.html

В одной из них есть такие пронзительные слова о «хозяевах жизни» — из книги Бизнес есть бизнес

В общественном сознании «хозяевами жизни» остаются власть, олигархи и организованная преступность. Вот почему в так называемой элите у нас пародисты и юмористы, а цивилизованных предпринимателей — кот наплакал. Пародисты и юмористы хотя бы отвлекают зрителей от роста цен. А «торгаши», наоборот, эти самые цены вроде как и взвинчивают. Вот и получается, что имидж профессии «бизнесмена» в глазах общества чаще всего негативный. В список лучших людей страны бизнесмены не попадают никак, следовательно, на их нормы поведения и ценности все прочие и не желают ориентироваться.

Не получая моральной поддержки от «широких слоев», бизнесмены несут материальный ущерб от набегов нахрапистой бюрократии, стремящейся «выдоить коровенку подчистую». Бизнесмены стремятся «договориться» с нападающими более или менее цивилизованными способами (с учетом состояния судебной и арбитражной систем). Механизмы общественного договора получаются не всегда удачными, отрицательный резонанс среди публики усиливается, в стане невольных болельщиков и сочувствующих возникают настроения, емко описываемые фразой «чума на оба ваших дома». Хозяевами жизни остаются конкретные личности, умеющие «решать вопросы». Круг замкнулся.

Фото Григория Баева


Теги:, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Обратную ссылку с вашего сайта.

Андрей Кузьмичев

профессор МГТУ им. Н.Э. Баумана, кафедра "Экономика и организация производства"; руководитель Клуба инженерных предпринимателей; научный руководитель Летней школы инженерного бизнеса КЛИППЕР; заместитель директора НОЦ "Контроллинг и управленческие инновации"

Комментарии:

Оставить комментарий

Страница КЛИП в Фейсбук

@CLIPRUSSIA

КЛИП в контакте

Защита авторских прав

© 2012-2017 КЛИП - Клуб Инженерных Предпринимателей.
При использовании материалов сайта активная ссылка на http://clip-russia.ru обязательна.

Контакты

Адрес: Москва, ул. 2-я Бауманская, д.7
МГТУ им. Н.Э.Баумана, корпус МТ-ИБМ, ауд. 518. СХЕМА ПРОХОДА
Телефон: +7 (499) 267-17-84
Группа Вконтакте; Группа в Фейсбук

Подписаться на новости

Введите e-mail