ХОЧЕШЬ, Я ПОДАРЮ ТЕБЕ КЛЮЧ…

Опубликовал Андрей Кузьмичев от . Опубликованно в Отчеты об открытых лекциях

Обзор открытой лекции Алексея Корукова, основателя ЗАО «ВНИТЭП» 10 октября 2017.

Осень 2017 года хороша на достойные новости. Вот в публикации Крылья вернулись (Текст: Ирина Белова, Российская газета — Неделя №7397 (231)) речь идет о том, что в Нижнем Новгороде днями спущено на воду судно «Валдай 45Р» целиком — от винтика до корпуса — российское. «Оно может стать новым словом в развитии речных пассажирских перевозок в стране, — пишет автор. — Первый «Валдай» по праву будет носить имя Ростислава Алексеева: в честь создателя знаменитых судов на подводных крыльях — «Ракет» и «Метеоров»». Имя Алексея Корукова, основателя компании ВНИТЭП, не так знакомо стране, как имя Алексеева – с февраля 2007 года постановлением Правительства Нижегородской области № 33 его имя было присвоено Нижегородскому государственному техническому университету. Но ведь он уже прошел тягучий старт своей компании, завоевал Россию и рвется на мировой рынок.

Традиционный розыгрыш включил в себя сначала выбор трех участников, ими оказались молодые люди, и вопрос: Как «правильно» знакомиться с девушками?.

И вот какие версии озвучили участники:

Меня зовут Максим и ответ на вопрос «как «правильно» знакомиться с девушками» таков:

  • Позвать с собой на свидание маму.
  • Подарить ей паяльник.

— Меня зовут Размик и, честно говоря, я не совсем понял, почему «правильно» в кавычках. Моя версия:

важна оригинальность подхода, уверенность в себе, нахождение общих интересов, комплементы и, конечно же, стихи.

— Здравствуйте, меня зовут Павел. Важно проявлять инициативу, решительность;

— Девчонки, чувствуете, молодой человек к вам проявляет инициативу, решительность даже на первом свидании? Что это означает? (Из зала: «Бежать»!). Срочно убегать, да? Дальше, пожалуйста.

— И желательно быть нетрезвым.

После ответов ребят ответ получили от самого Корукова:

— Могу сказать, что мы такими же были. Тоже в нетрезвом виде (смеется). Учась в мужском монастыре… Когда началась вольница, в начале третьего курса, то однокурсников можно было встретить где угодно. Ночью в общежитии МГУ, на биофаке, и так далее. На вопрос, потому что я посчитал, что он в некоторой мере шутливый, я хочу вспомнить стихи Роберта Рождественского (есть версия, что стихи написал Борис Черняков), и поскольку я в стенах Бауманского университета, стихи такие:

Я увидел тебя у станка

Взгляд твой сразу меня озадачил

Ты стояла, вращая в руках

Рукоятку продольной подачи.

Я с тобой повстречаться хочу.

Ты расскажешь мне голосом звонким

О работе машины на левом ходу,

О подшипниках, о шестеренках.

И не будет ни ветра, ни туч

Только ты и луна в целом мире.

Хочешь, я подарю тебе ключ

22 на 24.

просто расскажу историю про кусок своей жизни

Когда меня попросили выступить перед вами, задача была не из легких, потому что я не знал точно, перед кем я буду выступать и долго мучился. Потом я решил, что просто расскажу историю про кусок своей жизни, и, может быть, он вам покажется интересным, и вы зададите затем вопросы.

Зовут меня Коруков Сергей Николаевич. Я возглавляю фирму ВНИТЭП. Сейчас фирма занимается производством станков лазерного раскроя, производством своей ЧПУ, которую мы разработали.

родился я в Дубне

Оглядываясь на довольно значительный кусок прожитой жизни, возникает чувство удовлетворения, что этот кусок жизни прожит не зря. Если от начала времен, то родился я в Дубне, тогда он еще был закрытым городом, это было начало шестидесятых годов. Дубна – очень интересный город, потому что, когда стране понадобилась ядерная физика, то было организовано несколько центров. Дубна стала международным научным центром по изучению атомного ядра. В кратчайшие сроки были построены огромные лаборатории, построены физические установки разного вида: ускорители, синхротроны, циклотроны и т.д. Как отбирали людей в Дубну: брали лучшие учебные заведения, высшие, средние, отбирали двух-трех лучших и переселяли в Дубну. И в один момент Дубна оказалась населена огромным количеством молодых людей, причем очень талантливых, работоспособных и любящих жизнь. К мелким штрихам скажу, что в Дубне есть музыкальная школа, которой столько же лет, сколько и городу, а все преподаватели закончили Московскую Государственную консерваторию. Это жены ученых. Туда приезжали ведущие ученые со всего мира, и этот дух продолжает жить до сих пор.

повезло

Мне повезло, что я родился там, мне повезло с классом, потому что воспитывает людей во многом тот коллектив, в котором он оказался. У меня в классе были дети достаточно серьезных ученых, а классная руководительница — жена очень крупного ученого, который, к сожалению, в прошлом году умер, с девичьей фамилией Растопчина. У нас был очень дружный класс, и мы до сих пор встречаемся. Потом мне повезло, и я поступил на Физтех. С группой тоже повезло, мы встречаемся до сих пор. И получилось так, что мои одноклассники встречаются с моими одногруппниками.

серьезные отклонения от привычного

Уже когда я учился на Физтехе в моей жизни начались серьезные отклонения от привычного. Учась на факультете аэрофизики и космических исследования, я никаким образом не хотел работать на закрытом предприятии, потому что у нас был международный, вольный город, у меня по всему миру множество друзей, а в классе учились дети из многих стран. И на старших курсах, путем довольно серьезных усилий, я перевелся на кафедру другого факультета. Физтеху я очень благодарен. Конечно, это уникальное образование, и когда я учился, он не принадлежал Минвузу, и у нас были специальные условия: пары по 40 минут, 25 пар в неделю при разрешенных 18, жесткий отбор для девочек – не больше 10%, старались, чтобы не больше 10% сходили с ума и прочее. На Физтехе была такая тусовка и дух, что было модно быть умным, поэтому негласное соревнование подвигает на серьезные поступки и заставляет включаться какие-то внутренние резервы. Когда все могут, а ты не можешь, это довольно сильно напрягает. Потом были 80-е годы, я закончил в 85. Один год пробыл в академе по объективным причинам. Я так себя вел, что в один семестр переболел воспалением легких. Потом последствия, а потом сломал себе таз на съемках родео. Попал в ситуацию, когда надо было либо жертвовать собой, либо лошадью. Решил пожертвовать собой. Это было в сессию. Сейчас много говориться о том, как студентов учить. Я считаю, что система Физтеха оптимальна, потому что, начиная с третьего-четвертого курса вводились базовые кафедры, и учеба как-то незаметно перешла в работу. Я даже не заметил, как прошел диплом, потому что пахал в Курчатовском институте. Занимался я обратным затуханием Ландау, чисто волновые вещи, очень интересные, которые применяются сейчас во всю.

устроился на работу

Всегда работал. Как только прошли первые курсы Физтеха, когда невозможно было работать, я тут же устроился на работу. Работал на ипподроме, ночным дежурным. Потом старшие курсы, я женился. Жена врач, денег не платили, я в двух местах работал дворником, и очень благодарен судьбе за то, что приходилось трудиться, добывать кусок хлеба. Мы жили очень небогато. Как-то рассказал родителям, что потратился на такси, они осудили меня. Это задело, и я перестал брать у них деньги. Пришли 90-е годы. Работа в Курчатнике превратилась в рутину, а я рутиной заниматься никак не могу. Кстати жизнь так сложилась, что отец моего приятеля, с которым я работал в Курчатнике, и с которым дружу до сих пор, работал на первой моей базовой кафедре, хорошо меня помнит. Говорил: «Такого разгильдяя не было ни до тебя, ни после тебя». У меня организм так устроен, не могу делать то, что мне неинтересно. В 90-е и начало нулевых средняя продолжительность сна была часа три. В 90-е я продолжал работать уже в своей компании. Начались всякие клубы, а там все друзья, так что ночью в клубах, днем работа, а с четырех-пяти до сем сон. Спасибо организму, он все это дело терпит.

надо было что-то делать

В 00-е надо было что-то делать. Наука начала рушиться, назрели рутинные проблемы, результатов 0. Жена врач, детей кормить надо, надо давать образование. Начал думать, что же мне делать. Все торговали металлоломом. Собирали по подворотням. Мне вдруг пришла мысль: «Надо помогать богатым стать богаче». И первое мое деяние — я помог одному гражданину за лето заработать около трех миллионов долларов. За это у меня была зарплата 500 долларов. Это была сумасшедшая зарплата по тем временам. Машина стоила 1500 дол. Это была первая моя школа. Я старался честно, изо всех сил, старался принести ему как можно больше денег. Потом он испарился, а я научился что-то делать. Надо помогать решать проблемы другим. Я позвал друзей, организовал лабораторию рентгеноскопическую, стал собирать металлолом, стал его очень четко сортировать и составлять лоты и штифты и поставлять на заводы. Потом я решил помогать другим таким точкам организовать экспорт и взял на себя только определенные функции, которых у других не было, а у меня были поставлены хорошо. На «Серп и молот» поставляли. То, что шло на экспорт, конечно, хорошо оплачивалось, а то, что внутри… Была остаточно сложная цепочка. Такие были 90-е годы, первый опыт. Никто никогда не учил, как вести бизнес и зарабатывать деньги. Было всякое. К таким малоприятным эпизодам можно отнести, что я пережил покушение в конце 92 года, потеряв 1,5 литра крови. Параллельно занятию этим бизнесом читал книжки по маркетингу, менеджменту, совершенно бессистемно.

все дело случая

Появился какой-то первоначальный капитал, и, когда в 98 году пришел очередной кризис, то появилась возможность немножко рискнуть и, как правильно сказал Недорослев, все дело случая. У меня в офисе появился один аферист, который предложил арендовать фанерный завод в Ярославле. Я даже не знал, сколько километров от Москвы до Ярославля, он мне соврал, что 100 км. А от моего офиса 280 км. Он соврал, и я поехал. Случайно там оказались люди под конец рабочего дня, случайно оказался генеральный директор и владелец этого завода на месте. И вот такая цепочка случайностей повлекла к тому, что я арендовал этот завод и занялся производством фанеры. Я в глаза её не видел, но, поскольку бизнес оказался интересным, я в это дело впрягся со всей энергией, которая у меня тогда была. И я начал искать, у кого бы научиться. Понятно было, что финны в этом деле разбираются. Я быстренько нашел каких-то финнов, которые делают оборудование. Нужно было экономить деньги, поэтому я на машине каждую неделю ездил в Финляндию. Каждый понедельник начинал в Финляндии. Бешеной собаке сто верст не круг, 1500 км за раз было проехать легко. Поскольку Россия в то время лежала на боку, в нас не видели конкурентов и показывали все. Мне даже позволяли снимать, все объясняли. Это бесценнейший опыт, который сейчас приобрести очень трудно. Потом это дело довольно быстро прекратилось. Тогда заплата в России было 50-100 долларов, а они получали по 1000. Меня интересовало, какая выручка в пересчете на одного человека, сколько людей нужно, чтобы произвести столько-то кубов фанеры, почему у них производительность труда выше, даже ручной труд в 6-8 раз эффективнее, чем у нас. И мне это было интересно.

тогда не было ничего

Занятие бизнесом вещь, для которой надо родиться. Если занимаешься бизнесом, он должен быть на первом месте. Выкраивал время и для семьи, и для детей. Конечно, мне повезло с семьёй, потому что не знаю, какие нервы надо иметь, чтобы терпеть такого. Когда меня убивали, жена была на седьмом месяце. Приехал к другу и сказал: «Говори все, что угодно, только правду не говори. Скажи, что к девочкам побежал, лишь бы правду не узнала». Костюм, который от крови так и не отстирался, висит до сих пор. Сейчас этому учат, а тогда не было ничего. Были физики. Посмотрев на все это безобразие в России и на западе, я понял, что наши физики могут сделать все что угодно, но в одном экземпляре. И я решил удушить в себе физика и сделать одну вещь, но сделать ее хорошо. И занялся фанерой. Этот завод до сих пор называется «Пролетарская свобода». Кстати для меня всегда было: есть экспорт — есть бизнес, нет экспорта — нет бизнеса. Без экспорта чувствую себя очень неуверенно, все же мировой рынок сильно больше, чем наш, внутренний.

быстро нашли нишу

Я позвонил своему приятелю американцу и спросил, что я должен делать, чтобы они, иностранцы, покупали у меня фанеру. И мы быстро нашли нишу. Моя фанера была несколько дороже, потому что я делал специальные форматы. И американцы регулярно приезжали с инспекцией. Висел приказ «лишить того-то 75% зарплаты за такую-то провинность». Говорили, что это жестоко, но один сказал, что так и правильно и очень сильно одобрил. Спросили, что значит «пролетарская свобода». Объяснили, что это у нас свое, с 17 года, поэтому и приказы такие. И этот бизнес пошел. Это было экспериментальное производство фанеры, завод бы приспособлен для производства фанерного оборудования. Сначала я арендовал кусок завода, а потом позвал в этот бизнес приятеля, тоже с Физтеха, существенно более организованного чем я, и мы выкупили этот завод. Тогда были смешные цены, мы его купили за наличные деньги. Там было КБ, мне досталось старое производство, это бюро, и я начал это дело изучать. Понял, что КБ на 95% занимается исправлением собственных ошибок, что раньше было плановое производство, а сейчас нет плана. Надо было заново ставить производство. Понял, что наши станки уступают финским раза в 4, и они в принципе никому не нужны. И когда я это понял, мы начали делать свои станки. И когда наши станки стали приближаться по производительности к финским, нам и запретили въезд на все предприятия. Встречали где угодно, кроме производства.

могу ли я делать фанеру для лазерной резки

В производстве фанеры надо было продавать и продавать какие-то специальные сорта. Наша фанера была очень точная. И как-то спросили, могу ли я делать фанеру для лазерной резки. Я не понял. Оказалось, есть специальная фанера для лазерной резки. Он пригласил меня во Фрязино, показал, как она устроена, что ее выпускает одно финское предприятие. Я внимательно изучил все. Тогда меня еще пускали на то предприятие. Что мне больше всего запомнилось – как мне сказали: «Смотри, кажется, что режет очень быстро. На самом деле, резка занимает 20% времени, а все остальное — холостые перемещения и прочие операции. И при этом в России никто не делает нормальных лазерных станков». С этого момента мой мозг стал думать в этом направлении.

начали фантазировать, что можем сделать

К тому моменту, делая всяческие машины для лущильной линии, пришлось столкнуться с системами управления. Я познакомился с Анатолием Петровичем Рыбаковым, который успешно кооперируется с кафедрой МТ12, и с тех пор мы дружим. И скопилось некое понимание, что может система управления. Он познакомил меня с одним конструктором, который тогда искал работу. В то время он подрабатывал на Салюте, где только ставили швейцарский лазерный комплекс. И мои ребята туда ходили по ночам и смотрели. А задача была посмотреть на станок и понять, что они сделают неправильно. К тому времени у меня оказался миллион долларов, который я не хотел просто так тратить. С тем конструктором мы думаем когерентно. И начали фантазировать, что можем сделать. Опыт финнов, их производства станков… У них нет больших заводов, но многие крупнейшие компании на тот момент были в Финляндии, та же Нокиа. И мне было интересно, как у них организована работа.

лазерный станок

К лазерному проекту у меня был багаж знаний и опыта, который был применен на фанерном заводе. Я до сих пор акционер этого завода, но сложилось так, что я все силы перенес на лазерные станки. На заводе остались мои идеи, например, узлы, которые даже луче финских. Решили сделать лазерный станок. Тогда не было опыта эксплуатации такой технологии. Я взял целую подборку публикаций о лазерных технологиях, и возник ряд вопросов:

Первое – какой станок проектировать?

Второе – кто будет проектировать?

Третье — кто будет производить?

Четвертое — кто будет продвигать?

Вообще ничего не понятно. Просто блажь, но я занялся этим делом.

В отличие от большинства предприятий, этот бизнес родился на пустом месте.

Надо было сделать простые вещи: разработать станок, разработать ЧПУ, изготовить станок, испытать, вывести на рынок. И на все один миллион долларов. Но это смешные деньги для разработки с нуля чего-то нового. Было неясно из каких материалов делать. Сложилось так, что много однокурсников были знакомы с композитными материалами. Мы пересмотрели кучу источников. Поняли, что нужны композитные балки, линейные двигатели. Вспоминал Генри Форда: «Большие профессионалы всегда знают, почему нельзя сделать того, и почему нельзя сделать этого. Поэтому я никогда не беру их на работу». Когда мы стали изучать линейные двигатели, я скопил стопку работ по управлению ими и понял, что моей жизни не хватит для изучения этого. Я поставил под сомнение многие работы по колебаниям. Пришлось советоваться с однокурсником. Возникла идея уменьшить амплитуду в несколько раз, повысив разрешение линейки, которая отслеживает положение. И при двухмикронной линейке на высокой скорости возникали колебания. Тогда, поставив линейку с разрешением в полмикрона, мы решили разом все проблемы. Это дало нам фору в несколько лет.

стали конструировать предпромышленный образец

Но чтобы вывести станок на рынок при ограниченном бюджете, я стал искать партнеров. Хорошо станок сделан, но где искать лазер? Я познакомился с учеником академиков Басова и Прохорова, Александром Михайловичем Забелиным, асом нашей лазерной науки. У него было свое небольшое производство. Я предложил ему сделать станок с его лазером. Мы довольно быстро договорились. Я посетил очень много маленьких лазерных центров, проезжая около 90000 км в год. И мы начали проектировать в конце ноября 2001 года, а в начале 2003 года был собран первый станок и в мае уже работал. Он был неказистый, но мы начали работать на нем. Тогда я еще узнал о существовании волоконного лазера, и первый волоконный лазер мы испытали в Шатуре. Он имел огромную на то время мощность – 2 кВт.

первая продажа

На рынок мы выходили постепенно. Имя зарабатывается очень медленно, а теряется мгновенно. Дальше — больше. Приобретя опыт, мы стали конструировать предпромышленный образец. Было несколько лет переговоров с конструктором, несколько моделей, и однажды ночью мы с конструктором разработали концепцию разработки нового станка. К пяти утра был план. И все станки, которые я сейчас произвожу, на его основе. Через год станок заработал. Итак, ноябрь 2001 – начало проекта, май 2003 – первый станок, 2004 – первый предпромышленный образец. Темпы дикие. Причем, когда мы посчитали, у станка было около 30000 деталей. Конструктор был всего один. К нему был принят еще один крэйзи человек, опять по Генри Форду. Он обеспечил станок софтом, и до сих пор обеспечивает. После проектирования станка автоматически создается ген. заказ для людей, которые занимаются закупками. Это наша программа. Потом конструкторы были приучены узнавать, что есть на рынке. Поэтому производство станков занимало очень мало времени. Теперь я делаю еще и все балки на своем станке. А первая продажа была в самом конце 2007 года. Шесть лет заняла разработка станка.

Это своеобразное ЛЕГО

На пропитание все это время зарабатывали, предоставляя услуги лазерной резки. Я тогда подбирал студентов из Физтеха для работы, и сейчас они все производство кожей чувствуют. Профессионализм в том, чтобы работать чутьем, которое вырабатывается упорными тренировками. Поэтому многие вещи делаются интуитивно. Так и собралась наша команда. До начала 2016 года это был стартап, а в результате этого стартапа мы получили к 16 году концепцию, по которой делаем станки почти для любого клиента. Это своеобразное ЛЕГО. 25 моделей, отлаженная технология, складские запасы, специалисты, ЧПУ собственной разработки. И у нас появилось имя на рынке. Принцип «Помогать богатым стать еще богаче» никуда не ушел. Наша главная забота — чтобы наши клиенты зарабатывали как можно больше денег. Мы однажды участвовали в выставке в Ганновере. На вопрос, чем наш станок отличатся от других, мы ответили просто: «На этом станке зарабатывается больше всего денег, чем на всех остальных». Сейчас бизнес немного покачнулся, средние фирмы пережили непростые времена. Но у меня всегда покупают по много машин. И есть только один конкурент.

Я был сразу за всех

Недавно стало ясно, что во многом я попадаю под классического стартапера начала 90х, по исследованиям Высшей школы экономики. К концу этапа «Стартап» у нас появились приличные станки с рядом преимуществ, появились запатентованные решения. Когда идет стартап, единственный путь руководства — авторитарный, вся ответственность на руководителе. Я был сразу за всех. Чтобы дальше расти такой стиль не подходит. Сейчас основные усилия, которые мы тратим на наше развитие – перестройка компании. Сейчас открыты вакансии практически на все позиции, включая ген. директора. Я сам хочу спуститься на должность директора по развитию.

Вопрос к трем молодым людям: на что бы вы потратили свой миллион долларов? На себя или на мечту?

1) На мечту

2) На семью

3) На мечту

Руки, поднятые за третий вариант, показали, что у страны есть будущее. А потом понеслись вопросы:

Как ваша компания связана с Австрией?

Сложный вопрос. Для увеличения объема производства стал вопрос кооперации. Недалеко от меня в Дубне находится австрийская компания, они сейчас делают станины к моим станкам, мы сейчас с ними договариваемся.

Есть ли заводы в Австрии?  

Нет, но мы рассматриваем Австрию, как наиболее демократичную европейскую страну.

Когда вы были студентом на Физтехе, какая у вас была мечта?

Я человек увлекающийся. Хобби были, хотел заниматься геологией. Ходил в походы. И была интересная работа в Курчатнике.

Вы рассказывали о предприятии в Эстонии. Как там дела?

Ежегодный прирост к обороту 30% Эстония как ворота в Европу. Там другое отношение к труду и работодателю. В России так будет лет через 50.

На какой машине вы путешествовали?

Самая первая – жигули. Затем тойота-карина. Затем тойота-камри. Вообще все время покупал подержанные машины. Я не имел права на себя тратить большие деньги. Затем снова тойота-камри. Сейчас порадовал себя, зимой езжу на крузере, летом на лексусе.

Мария Барбашова пока еще не радует себя машинами, молода, но очень способна. Она-то и написала после лекции:

Алексей Николаевич рассказал “свой путь к успеху”, который показывает, что достижения в бизнесе достаются трудом и умением воспользоваться появляющимися в жизни возможностями. Я поняла, что перед началом производства выгодно побывать на заводах будущих конкурентов, узнать структуру приготовления продукта, продумать функции, осуществляемые станком.

А как насчет функций, осуществляемых человеком? О них очень точно сказал великий поэт Роберт Рождественский в стихотворении «Филологов не понимает физтех…».

Филологов не понимает физтех,-

Молчит в темноте.

Эти не понимают тех.

А этих — те.

Не понимает дочки своей

нервная мать.

Не знает, как и ответить ей

и что понимать.

 Отец считает, что сыну к лицу

вовсе не то.

А сын не может сказать отцу:

«Выкинь пальто!..»

Не понимает внуков своих

заслуженный дед…

Для разговора глухонемых

нужен свет.

Стенограмма Екатерины Соколовой

Фото Ольги Бацокиной


Теги:, , , , , ,

Обратную ссылку с вашего сайта.

Андрей Кузьмичев

профессор МГТУ им. Н.Э. Баумана, кафедра «Экономика и организация производства»; руководитель Клуба инженерных предпринимателей; научный руководитель Летней школы инженерного бизнеса КЛИППЕР; заместитель директора НОЦ «Контроллинг и управленческие инновации»

Комментарии:

Оставить комментарий

Наши новости в Instagram @clip_russia

Контакты

Клуб инженерных предпринимателей

НОЦ «Контроллинг и управленческие инновации» МГТУ им. Н.Э. Баумана

Адрес: Москва, ул. 2-я Бауманская, д.5, стр. 1. МГТУ им. Н.Э.Баумана, корпус МТ-ИБМ, ауд. 518

E-mail: cmi(a)bmstu.ru, info(a)clip-russia.ru

Телефон: +7 (499) 267-17-84

clip.bmstu.ru, clip-russia.ru

Защита авторских прав

© 2012-2017 КЛИП — Клуб инженерных предпринимателей НОЦ «Контроллинг и управленческие инновации» МГТУ им. Н.Э. Баумана.

При использовании материалов сайта активная ссылка на http://clip-russia.ru обязательна.

Пользовательское соглашение — политика конфиденциальности

Подписка на новости

Не чаще одного раза в неделю мы отправляем дайджест с анонсами мероприятий и свежими материалами.