ПОСТРОИТЬ СВОЙ ЧАСТНЫЙ КОСМОДРОМ, ОТКРЫТЬ СВОЕ ЧАСТНОЕ КБ!

Опубликовал Андрей Кузьмичев от . Опубликованно в Отчеты об открытых лекциях

Генеральный директор Delphi Automotive Plc Кевин Кларк уверяет, что сейчас «стоимость качественного набора из железа и софта для беспилотника варьируется в диапазоне от 70 до 150 тысяч долларов. Развитие технологий и быстрое увеличение масштабов производства приведут к тому, что стоимость упадет до $5 тысяч». И хочется ему верить: например, компания Waymo, удешевила лидары для своих беспилотников — самого дорогого их компонента. На момент запуска проекта готовые лидары обходились в $75000, тогда Waymo начала производить свои, которые оказались дешевле в 10 раз. Генеральный директор компании M-INDUSTRIES, разработчика беспилотных аэрокосмических систем с искусственным интеллектом, не бравировал цифрами, а просто принес свой беспилотник на лекцию «Дрон-биатлон и рой беспилотников с искусственным интеллектом. Как создать собственный Lockheed Martin». А еще там были волшебные очки, позволяющие увидеть будущее. Лекция началась с философского вопроса: как я до этой жизни докатился?

Излагать суть лекции легко, ведь беседовал с публикой хороший и вдумчивый человек. Так что я просто немного отретушировал его речь:

К 2017 году частное КБ я открыл.

Липатов:

Родился в 1986 году в Москве, в семье очень авиационной – отец работает в ЦАГИ, брат закончил кафедру ЦИАМ. У меня не было никаких вариантов, кроме как стать а стезю авиаконструктора. В три года я у своего брата взял ГДРовскую модель СУ 7Б, такого самолета, очень редкую, брат у меня подрабатывал переводчиком в свое время, чтобы эту модель купить, и я её склеил. То, как я её склеил, другой вопрос, там что-то было не туда приклеено, например, те же самые стабилизаторы, но это не суть – после этого мне стали каждый год давать по модельке самолета, я свой уровень старался все время повышать. У меня не 31 модель, у меня на какой-то момент – при поступлении на Физтех – у меня было 287! Все они были сначала одного масштаба. Но были и более большие экспонаты. Всегда у меня была цель, мечта – создать свой ракетоплан! Благодаря этому проекту меня и взяли в Бауманку! Это было в 2002 году! Я предложил на работу Ойгена Зенгера проект Серебряная птица (Silbervogel) – где поставил сверхзвуковой прямоточный реактивный двигатель. Конечно, не без помощи старших товарищей и родственников. Я до сих пор считаю, что проект можно развить и это является одной из моих жизненный целей – построить свой частный космодром, открыть свой частное КБ! К 2017 году частное КБ я открыл. Оно, конечно, еще в зачаточных формах пребывает, но главное – это желание и стремление двигаться дальше.

После краткой автобиографии лекция превратилась в диспут, ведь Липатов серьезно спросил: у кого из вас есть мечта? Она связана с вашей альма-матер?

Отозвалась Мария Барбашова:

В будущем мне бы хотелось стать организатором предприятия, связанного с техникой. И, в последствии, развивать его. В МГТУ я поступила именно на направление экономика и организация производства, чтобы понять, как именно организовать свое дело.

Липатов:

А какие сроки вы ставите для этого?

Мария:

К 30 годам должно быть предприятие.  

Пожалуйста, сравните цель Михаила и Марии. Они отличаются и по времени, и по весу.

…и вешаем пропеллер на МИГ 21.  

Липатов:

Возвращаюсь к теме как моя жизнь развивалась. Я поступил на Физтех в 2003 году и там возглавлял секцию авиамоделизма: мы делали модельки самолетов, это были летающие модели. Постоянно нас деканат возвращал из отделения милиции Жуковского. Один раз мы запустили модель с ракетным двигателем – модель крылатой ракеты. В нее была заложена карта города Жуковского. Моя задача была не пойти на английский язык, на контрольную. Так что в модели была цель отдалить преподавательницу английского языка. Слава Богу, мы этого не сделали, а кафедра физики дала нам три лазерных гироскопа для модели. На стартовой площадке модели нас уже ждали доблестные сотрудники Федеральной службы безопасности. Наше общение с этими службами только началось: нас отпустили, но сказали, что такое делать не надо. Мы, конечно, извинились перед всеми и сказали, что так больше не будем, а будем работать на благо родины. Так оно и получилось, но перед этим были свои «истории»: например, после того, как мы сдадим гос по физике, мы залезаем на самолет в Жуковском и вешаем пропеллер на МИГ 21.  

Там еще и Сорбонна была.

Липатов:

В 2009 году, когда я закончил Физтех, была конференция, посвященная 90 летию ЦАГИ. Я сам выбрал в качестве базовой организации ЦАГИ и, соответственно, внутри этой организации я выбрал отделение авиогидромеханики. Моя работа выпускная касается течения Куэтта — Тейлора – это течение вязкой жидкости, возникающее между двумя вращающимися с разными скоростями соосными цилиндрами под действием сил вязкого трения. В учебнике Ландау-Лившица выведен критерий устойчивости вращательного движения для несжимаемого случая, я вывел для сжимаемого случая. Применяется это помимо двигателей и аэродинамических труб и для обогащения урана. Когда американцы и французы увидели эту работу, после того, как я опубликовал эту работу, меня тут же пригласили поучиться в Принстоне. Там еще и Сорбонна была.

посмотрите, вот здесь была лаборатория Эйнштейна

Липатов:

Получив такое приглашение, я согласился, интересно было съездить в Америку. Когда я попал на собеседование в посольство США, они меня мурыжили часа два – всё время спрашивали, а где это применяется, для чего это нужно. Дали мне визу за день и коллеги из ЦАГИ говорили: всё, мы тебя больше не увидим. Когда я туда приехал, тут же начались предложения – посмотрите, вот здесь была лаборатория Эйнштейна, вот мы можем вам напротив выделить тоже лабораторию, занимайтесь только своим делом. Всё было интересно. Хочется отметить, что у американцев есть комплекс – отсутствие истории и они всё пытаются делать под старину: вся зона, где стоит Принстон сделала под средние века. На самом деле всё это новодел. Мне предложили там работать, но я сказал: спасибо, ребята, я всё понял и с вами поработаю. Посмотрел, что у них есть, провел несколько исследований по обтеканию планера.

Как ведется разработка в США?

Липатов:

Хочу отметить развитость инфраструктуры: при кампусе присутствует целый городок компаний-стартапов, которые все увязаны в единый оборонзаказ. Приходит заказ на большую разработку огромной компании, распределяется этот заказ среди вузов, всё в единой сети, в ней же находятся и студенты. Их выпускные работы делаются по некоему стандарту, после чего они приходят либо в компанию-разработчик, либо открывают свой стартап. Как ведется разработка в США? Ведется, в том числе, при помощи искусственного интеллекта. Американцам удалось стандартизировать подход к анализу данных: они смогли создать некий шаблон по представлению документов, некий ГОСТ. Он находится в электронном виде, и вы можете в виде ссылок – тэгов, видеть профильные картинки, характеризующие то, что вы делали.

как надо пройти цикл сертификации

Липатов:

На втором курсе мы создали студенческое конструкторское бюро: мы хотели сделать аппарат, который как в Америке – приходите в гипермаркет и можете там купить самолет, но вы его сами собираете, потом он становится сертифицированным. Мы хотели сделать такую же штуку. В 2006-м году мы полностью смоделировали такой летательный аппарат. Но нам сказали: ребята, 200 000 долларов и мы вам его сертифицируем. Для ребят, которые питались одной тушенкой, это звучало смешно. Да и на Физтехе нужно постоянно учиться. Я для себя такой пунктик составил, что нужно создать такую структуру у нас в стране, чтобы могли такие ребята прийти: чтобы им рассказали, как надо пройти цикл сертификации. Чтобы выдали им шаблонный документ. И надо, чтобы это была полностью автоматизированная система. Вот такую структуру я пытаюсь создать внутри технополиса Москва для сверхмаленьких аппаратов.

Вопросы из аудитории были и профессиональные, и наивные.

Расскажите подробнее про студенческие годы.

все мои проекты связаны с авиацией и космосом

Липатов:

Я об этом не упомянул, на Физтехе образовалась такая организация – Союз активистов МФТИ. К сожалению, на Физтехе она не существует. В один момент я понял, что должен возглавить эту организацию на своем факультете. Что мы с ребятами делали? Основной посыл был – в свое время мы вместе с Ильей Клабуковым приложили руку к созданию Фонда перспективных исследований: мы писали в правительство постоянно письма, что нужно создать аналог Управления перспективных исследовательских проектов Минобороны США (DARPA). Переводили документацию, переводили кучу литературы, докладывали её в деканате, везде, где только можно. Говорил: вот за счет чего делается технологический прорыв. Так, постоянно обивая пороги, люди смотрели на нас и говорили: парни говорят дело, спрашивали – а вы что с этого хотите? Мы говорили: просто хотим, чтобы эта штука была. Потом и создали Фонд перспективных исследований. Вот эта организация — Союз активистов МФТИ, — меня зарядила на то, чтобы всегда двигаться вперед, не просто сидеть в общаге и гамлить, а вдумчиво распределять свое время; вдумчиво относиться к своему делу, знать, какая цель итоговая. Я стал лучше понимать, зачем я здесь. В итоге моя цель обретала большее количество подцелей, но смысл оставался один и тот же – все мои проекты связаны с авиацией и космосом.

Где вы будете строить свой частный космодром?

Липатов:

Я с этим вопросом каждый день засыпают и просыпаюсь. Но пока вопрос открытый. Может быть, я его буду просто в воздухе делать.

Что подкупает в герое лекции? Напомню всем, что герои (от др.-греч. ἥρως, «доблестный муж, предводитель») — класс персонажей греческой мифологии, дети божества или потомки божества и смертного человека. Так вот, главный герой лекции не лукавил, когда говорил:

Сам я верю, что мы можем не только обогнать американцев, но и вообще задавать тон в системах с искусственным интеллектом. Когда меня спросили: Михаил, а почему вы в Америку не уехали, я просто ответил, что родину люблю. Дед у меня дважды герой Советского Союза. Летчик. Мы все здесь объединены одной целью – создать новое движение вперед! Надо всегда не забывать, что государство в нас вложило, чтобы мы стали теми, кем являемся. Надо для себя ставить цели довольно высокие, чтобы хоть чего-то добиться – я лично с детства хотел быть похожим на Королева.

Как ответить герою. Лучше словами Эзопа: «Людей, покидающих отечество для чужих краев, на чужбине не уважают, а на родине чуждаются».

Фото Николая Демчука и Ольги Бацокиной


Теги:, , , ,

Обратную ссылку с вашего сайта.

Андрей Кузьмичев

профессор МГТУ им. Н.Э. Баумана, кафедра «Экономика и организация производства»; руководитель Клуба инженерных предпринимателей; научный руководитель Летней школы инженерного бизнеса КЛИППЕР; заместитель директора НОЦ «Контроллинг и управленческие инновации»

Комментарии:

Оставить комментарий

Наши новости в Instagram @clip_russia

Контакты

Клуб инженерных предпринимателей

НОЦ «Контроллинг и управленческие инновации» МГТУ им. Н.Э. Баумана

Адрес: Москва, ул. 2-я Бауманская, д.5, стр. 1. МГТУ им. Н.Э.Баумана, корпус МТ-ИБМ, ауд. 518

E-mail: cmi(a)bmstu.ru, info(a)clip-russia.ru

Телефон: +7 (499) 267-17-84

clip.bmstu.ru, clip-russia.ru

Защита авторских прав

© 2012-2017 КЛИП — Клуб инженерных предпринимателей НОЦ «Контроллинг и управленческие инновации» МГТУ им. Н.Э. Баумана.

При использовании материалов сайта активная ссылка на http://clip-russia.ru обязательна.

Пользовательское соглашение — политика конфиденциальности

Подписка на новости

Не чаще одного раза в неделю мы отправляем дайджест с анонсами мероприятий и свежими материалами.