МАРКС ВСТАЛ И СКАЗАЛ: Я ХОЧУ МИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ!

Опубликовал Андрей Кузьмичев от . Опубликованно в Новости КЛИП, Отчеты об открытых лекциях

Дарья Рожко в публикации 11 процедур, которые возвращают молодость и красоту (ForbesLife, 01.03.2019) смело пишет: «Антропологи передвинули верхнюю границу юности к пятидесяти годам. Дело за малым – выглядеть юными в 50+ и старше». В качестве примеров она обращается к разным врачам и клиникам, возвращающим/развращающим молодость и даже потенцию, и пишет «… врачи клиники настоятельно рекомендуют за час-полтора до сна прекратить читать новости и даже инстаграм и фейсбук под одеялом»/врут врачи, настоящие мужчина знает, что надо делать за час-полтора до сна. Но мне лично в публикации Рожко больше понравилась интимная гимнастика – оказывается, «по данным исследований Австрийского института биокибернетики, активная тренировка мышц малого таза усиливает биоэлектрическое поле головного мозга. Которое, в том числе, отвечает за нашу молодость». Не могу сказать, какой эликсир принимал Михаил Зиссер перед открытой лекцией, но он действительно вернулся в свою молодость студента училища и, самое главное, сумел убедить в этом всех, кто оказался в аудитории. И еще, Михаил, конечно, не переплюнул другого Михаила, крылато возопившего: «Десяткам тысяч возвращено зрение, миллионам возвращен слух. Правда, с появлением зрения возникают новые проблемы: квартира – ремонт, изображение в зеркале требует замены», но своими познаниями в области косметологии разбудил женские сердца.

Впрочем, уважаемый лектор сначала вошел через привычную проходную № 1, потоптался на площади на фоне дворца, пробежал по коридорам и попал в светлую аудиторию номер 316, где одна половина стены глядела на Ногу, а вторая представляла собой миниатюрный музей машин и механизмов училища. Лекцию Зиссера можно представить как набор миниатюр, где за малым текстом скупо прячется лирика автора, а сюжет соткан из воспоминаний, обнимающих прошлое и настоящее.

Волна студенческая, битва за театр, всё как-то мне кажется, было другим.

Такое ощущение, что мы, наверное, были такими же молодыми, и, наверное, такими же красивыми, как вы. Если говорить о простом, мы одевались по другому, более классически, многие были в костюмах с галстуками. Мы были много проще, много наивнее чем Вы теперь.Мы не панибратствовали с преподавателями, испытывали некий уважительный страх. Это, как я вижу, изменилось. Мы очень ценили ту возможность, которую давало училище и в плане погружения в культуру того времени: это невероятно захватывающие устные журналы, которые помню до сих пор-…от ВИА Машины времени до Ростроповича, От Евтушенко и Вознесенского до Мариса Лиепы, Максимовой, Васильева. Так. у нас развивался вкус к изящной мысли, к высокому искусству благодаря встречам с людьми необычными, особо талантливыми.

Говорят мудрые, что если зайти в парфюмерную лавку и даже ничего не купить, то аромат останется надолго, особенно если парфюм высшей пробы. Вот такую высокую пробу мы впитали в себя.Чья то гениальная идея, развивать мозг студентов не только в техническом, но и культурном плане дала свои плоды. Низкий поклон Отцам МВТУ за это. И это дало заряд совершенно нестандартного уровня, и впоследствии, когда мы общались за границей и с коллегами по работе, в со студентами, нас всегда спрашивали, где мы образовывались? Откуда эта широта знаний во многих и почти во всех областях , а не только в науке и технике. Мы пели, участвовали в студенческом театре, неполохо разбирались в театральной жизни Москвы. Нам давали возможность смотреть фильмы, которые не показывали широкой публике в Москве. Как например «Рожденные неприкаянными» и другие. На том уровне, на котором была возможность впитать в себя культуру того времени, это происходило. Но и тяга к познанию была тогда невероятная. Наверное, в том числе из-за того, что тот поток информации, который сегодня обрушился на вас, в то время был несколько усечен. У нас не было доступа к этому океану информации, возможностям видеть, слышать и искать в базах данных так быстро, что в течение секунд находить нужную информацию. Мы пользовались книгами, мы сидели в библиотеках, у нас не было телефонов. Трудно поверить, как это было возможно!

За минувшие годы в главном здании многое изменилось, и речь не только мраморе и граните – в обжорном ряду новые столовые, кафе с иголочки принимает гостий. Но и в далекие годы учебы Михаила были свои приятные мелочи, о которых Михаил говорит с трепетом:

В МВТУ в главном корпусе было 2 телефона-автомата что за две копейки, которые нередко неработали. И потому наше общение всегда происходило вживую. И вот это было настоящее живое общение, это были и студенческие посиделки с гитарой, чего кажется, сегодня не хватает.

Я до сих пор вспоминаю сочники с творогом, которые мы хватали на перерывах между парами и холодный черный кофе с лимоном, который я бы сейчас наверно пил с большим сомнением, А тогда мы выбегали на переменах, хватали по два сочника, стакан холодного кофе с лимоном и иногда, когда паузы были большими, мы устраивали соревнования – однажды я победил, выпив в награду бесплатно 10 стаканов сливогого сока. За эту победу мне заплатил мой соперник, который не верил, что это возможно, а я с тревогой ждал результата эксперимента в последующий час.

В принципе, мы иногда ходили в столовую, и я почему-то вспоминаю один обед в преподавательской столовой, когда я посмел зайти в столовую не для студентов , это, видимо, был уже 4 или 5 курс, и мы уже локтями раздвигали в том числе и преподавателей в очередях за едой. А за соседним столом сидел тогдашний заведующий кафедрой спорта легендарный человек Валерий Попенченко, разговаривал со стоматологом из нашей стоматологической поликлиники и я услышал некоторые фразы, которые запомнились: он сказал стоматологу – Ведь вы простые фрезеровщики, я бы лучше на ваше место поставил нормального слесаря, который бы лучше вас чинил зубы.

Михаил не заговаривал зубы, не цедил трюизмы как часто делают в эфире, он просто делился своим:

Когда я узнал о том, что мне выпала честь выступить в стенах училища, я был очень благодарен тем, что помог осуществить мою тайную мечту, а она была. Желание поделиться и хоть как-то отблагодарить вот это святилище знаний было всегда. Я, за последние 20 лет работая в области научно-исследовательских разработок, очень много контачил с российскими учеными, специалистами из разных областей, некоторые работы превращались даже в реальные проекты. Я всегда как бы страдал от того, что это были выпускники МИФИ, Физтеха, ленинградских вузов и вот у меня была какая-то досада, что контактов со своим родным училищем не происходило.

И я часто смотрел сайт МВТУ, зарегистрировался там, видел возможности встреч с нашими сокурсниками, которые находятся в различных странах Европы. В Россию не приходилось приезжать, я не был здесь 30 лет. Вот эта удача подвернулась. Такой шанс, конечно, я должен был использовать. Единственно, что времени на подготовку оставалось мало. Поэтому я решил построить лекцию таким образом – хотел рассказать о становлении себя как исследователя и разработчика, работающего в области инновационных технологий. И, по ходу «хвастовства», я бы вставлял какие-то блоки, которые связаны с реальной информацией, которая может вам пригодиться.

Рассказ о жизни вне Родины не касался жизни в Риге, куда Михаил отправился после учебы, он сразу взял была за рога:

До 97 года почти семь лет я был владельцем и руководителем микрофирмы гмбх с наименованием, которое соответствовало моей фамилии. Эта фирма, как и многие другие в те годы, занималась посреднической деятельностью. Часть этой деятельности заключалась в том, что по связям с Советским еще Союзом, а потом с Россией, мы осуществляли поставки оборудования, чаще всего подержанного, материалов и в общем как-то зарабатывали, казалось, что это будет длиться вечно.

В 95 году произошло одно событие, достаточно драматичное с моим партнером, с которым я работал, и у меня появилась мысль, что я должен заниматься тем, чему меня обучали, тем, где есть мое преимущество по отношению по отношению к другим потенциальным конкурентам. Это очень важный момент, благодаря которому я избегал многих ошибок. Нужно всегда здраво оценивать свои силы, нужно всегда представлять себя штангистом, какого веса штангу он сможет поднять.

Решение заниматься научно-исследовательской работой, сначала оно было очень неконкретное. Оно родилось в непростое время для меня – я посматривал много литературы, в том числе случайно попалась газета РУССКИЙ БЕРЛИН, в которой я прочитал объявление, что состоится очередное заседание русскоязычных ученых и изобретателей в Берлине.

Впереди у аудитории часто возникало слово СЛУЧАЙНО. Вот Михаил СЛУЧАЙНО увидел газету, потом СЛУЧАЙНО встретил человека, потом СЛУЧАЙНО получил грант. Словом, рекомендую случайно не верить ему, он пользовался любым случаем, чтобы прикормить удачу:

Я не знал о существовании такого, потому что в основном приходилось общаться с немцами-предпринимателями. Я пошел на эту встречу и увидел довольно большое количество пожилых людей, которые были очень похожи по виду на тех преподавателей, которые остались в памяти: седовласые, благородные лица. Потом оказалось, что многие из них были известные ученые, которых дети потянули на Запад по разным причинам: у кого-то проблемы со здоровьем, неуверенность в завтрашнем дне, дети искали себя, а за собой тащили родителей.

И вот такие группы – внуки, дети и родители – все были с русскоязычным образованием. И вот в этом зале сидели такие седовласые светлые лица и, так как я был там новичком, меня попросили себя представить и я сказал, что владелец ГМБХ, занимался тем то и тем то, и я увидел, что какая-то произошла перемена: вроде бы появилась у этих людей какая-то надежда и от меня что-то ждали. Действительно, люди, оказавшиеся на Западе в возрасте 60 + и практически не знающие языка, находящиеся в унизительном положении, когда внуки их водили в учреждения, были нетерпеливыми переводчиками ….

Этот очень важный аспект – уважение – который был обычен в семьях в годы активности в СССР, исчезало и эти люди, которые очень достойно были представлены в свое время в своих кафедрах, где был уровень уважения со стороны коллег был всегда очень высок, то они оказались в унизительном положении и их надежда была – найти себя. И тут появился человек финансово могущий решить какие-то задачи. Первой задачей оказалась необходимость аренды каких-то помещений, создания каких-то псевдо рабочих мест. Я пообещал в силу своих возможностей осуществить обещанное.

Вот как пояснить, что человек тратит свое время и силы на помощь обществу? Пусть даже «финансово могущий» что-то решать. Представим, что однажды на столике столовой появился неспешный в действиях господин и поставил перед собой табличку ПОМОГАЮ ВСЕМ, ТО ХОЧЕТ ПРЕУСПЕТЬ В ЖИЗНИ. Наверное, к нему потянутся те, кто хотел перекусить, наверное, господин будет в самом начале помогать бесплатно, выдавая листочки с надписями ВОЗЬМИ СЕБЯ В РУКИ, МОЙ РУКИ ПЕРЕД ЕДОЙ, ВСЁ В ТВОИХ РУКАХ, РУКИ ПРОЧЬ ОТ ГРЯЗНЫХ ДЕЛ! Но ведь Михаил действительно:

Когда искал помещение для аренды, самым дешевым оказалось на улице Розы Люксембург, как потом оказалось в здании коммунистической партии Германии. Это оказалось не так хорошо, как я думал, хотя контакты с коммунистами типа Грегор Гизи были очень благожелательные. А у спецслужб, которые обсервировали это здание, наверное появились вопросы, зачем туда гуськом стали ходить непонятные люди, за симбиоз прокоммунистический такой появился из Советского Союза и из России. Мы видели, что нас фотографировали, ну и наверно, слушали, им, учаясь, переводили наши разговоры. В этом здании было оборудовано несколько комнат для совещаний, и хотя мы попытались структурировать нашу работу, на следующий день заседаний каждый из участников принес целые пачки авторских свидетельств, каких-то научных трудов, книг и так далее, я понял, что так легко решить задачу какого-то коллективного действа не получится. Потому что даже посчитав количество авторских свидетельств, а их оказалось больше тысячи, представить себе, что все это нужно интегрировать и каким-то образом выбрать самое главное их этого множества не обидев никого …

Вот как помочь ученым людям? это не риторический вопрос в рамках академических дебатов не призыв найди деньги для старшего поколения. Но ведь Михаил сделал в этом направлении правильные шаги:

Я в этот момент решил попытаться найти бюджетные деньги и, как оказалось, это было не очень сложно – в министерстве экономики Германии существовал фонд, который оплачивал длительность клубов изобретателей. Очень быстро оформили нужные документы , оформили клуб изобретателей или даже 2 клуба и получили какие-то первые деньги на приобретение компьютеров, мебели и так далее. Выбрали Совет директоров, некоммерческая структура возникла, дальше стали думать, что делать? Задавался мне важный вопрос: вы из бизнеса, как можно быстро дойти до денег?

Представляете, ученые задавали этот вопрос Михаилу. А представьте себе совсем невообразимый случай у нас на первых полосах СМИ – товарищей Абрамовича, Дерипаску, Прохорова, Авена, Фридмана, Вексельберга и иже с ними вызвали на собрание РАН и спросили: где деньги на науку? Наверное, они не пойдут на такое собрание умных людей, а вот Михаил решился:

Мы создали какую-то лабораторию, у нас только есть идей нереализованных. Я в то время полагал, что такая востребованность идей может возникнуть только в зоне совершенно очевидных потребностей и вот на этом первом заседании мы открыли газету и на главной странице сидела собака и делала под себя. Я показал эту газету и сказал: вот проблема Германии. 20 тонн собачьих фекалий в день, и как то с этим надо справляться.

Есть ли какие то идеи? Потом один из юмористов немецких эту описывал ситуацию как попытку русскоязычных изобретателей заработать на собачьем дерьме. Действительно, появилось множество самых разнообразных устройств, самых невероятных конструкций и даже было запатентовано несколько устройств, которые мы показали на выставке изобретателей. Сейчас это кажется смешным, а тогда каалось архиважным. Мы начали осваивать работу с базой данных патентной информации. Мои контакты с министерством экономики, которое регулировало деятельность клубов изобретателей, привели к тому, что нам предложили выделение нескольких ставок. Вот это привело к большим психологическим турбуленциям в коллективе, потому что битва за ставки превратила дружелюбную компанию в неуправляемый коллектив и я отвыкший от конфликтов вынужден был, оставив активными контакты с несколькими на мой взгляд очень интересными учеными, извинившись, пояснив что я не могу участвовать в этих разборках, дистанцировался от этого «союза» ученых-изобретателей.

Что было чуть раньше – встреча товарищей Абрамовича, Дерипаску, Прохорова, Авена, Фридмана, Вексельберга и иже с ними с учеными людьми. Теперь понятно, почему они не ходят на такие встречи, и вот Михаил пошел дальше своим путем:

Дальше уже я работал конкретно с теми, кто по человеческим качествам мне казался близким, напоминал тех самых моих преподавателей, которых я всегда помнил. Умных, интеллигентных, благородных. Один из них был профессор Глибицкий Маркс Михайлович — необычный человек, даровитый, который ранее работал в Харьковском физико-техническом институте. Когда мы с ним встретились , чтобы обсудить наши возможные совместные точки приложения, я задал первый вопрос: Маркс, в чем ваша сила? Он был готов к этому вопросу и выложил на стол книгу, которая называлась «Управление электрическими ракетными двигателями», которую он написал. Это был бонус, входной билет к тому, чтобы я почувствовал – с этим человеком можно много чего сделать. Я спросил, что вы можете лучше всего сделать? Он сказал, что участвовал в разработке электрического оборудования станции МИР и знает неплохо электротехнику.

Он спросил: где это можно применить? Я тоже был готов к этому разговору, потому что немного прочитал посредством предшественникf интернета о нем. Я сказал, что у меня есть одна идейка – изготовление преобразователя механического движения в электрическое, которое может быть востребовано, например, в бундесвере. Это по задумке был пояс, который надевался бы на грудь, соединяя части электромагнитного устройства, которые бы взаимноперемещались при дыхании и индуцировали электрический ток. Он сказал: ерунда вопрос, это для меня ничего не стоит. Через неделю он дал электрическую схему и сказал, давай оформляй патент, что мы и начали с ним формулировать. Это было первое реальное самостоятельное оформление патента.

Даже набор миниатюр позволяет окунуться в прошлое, что Михаил блистательно сделал:

Свое же первое рацпредложение я получил в стенах этого училища: когда я был на военных сборах, строю студентов задали вопрос – кто-нибудь разбирается в электронике, я и еще двое моих сокурсников сказали «мы». Нас отвели в комнату – в красный уголок, там стоял огромный стенд, который назывался СТЕНД ПО ИЗУЧЕНИЮ СТРЕЛЬБЫ ПО НИЗКОЛЕТЯЩИМ ЦЕЛЯМ. Начальник воинской части сказал: так, ребята, я вам даю две недели, этот стенд должен начать работать, причем «по взрослому». Это значит, вы должны сделать устройство, имитирующее вражескую цель, вы должны сделать устройство, имитирующее локатор, и это должно соединиться электрической системой. Приедет генерал и он будет принимать работу. нас освободили от обычных занятий в воинской части, я, Саша Мошнин и Сергей Малышев были отпущены в Москву , поехали на Птичий рынок, закупили детали, поехали на дачу к Сергею Малышеву придумывать как это все может работать. Через неделю мы поняли, что мы попались, потому что нужно придумать и изготовить все эти устройства, соединить с иммитатором пульта управления в воинской части. Да и мы же были не электронщики , а механики но я не знаю каким чудом в результате через еще несколько дней заработало фотоэлектрическое устройство. Луч света от имитатора вражеской цели попадал на линзу, срабатывало фотоэлектрическое устройство. В результате показ начальнику воинской части закончился удачно и нам выписали удостоверение о рацпредложении, дали 38 рублей премию. Нас назвали молодцами и дали на день на обучение прапорщика вч, который должен был это всё понять и перенять. Когда он увидел сотни проводов, идущих от утсрйоства к этому пульту, он побледнел и близок был к тому, чтобы потерять сознание. Он еще много хуже нас разбирался в этом.

Что такое 38 рублей в далекие 70-е годы Советского Союза? Студенты, конечно, знали, как их разделить или, что более вероятно, как разделить их с товарищами по службе, ведь они вернулись в воинскую часть молодцами. Но важнее понять, что такое молодец в те далекие годы и теперь. Вот версия про молодца с звучным именем Маркс:

Вторым стало устройство для превращения механической энергии, и мне казалось, оно будет востребовано во всем мире! Это так здорово – человек спит, а динамо-машина завязанная на расширение гурдной клетки работает. Профессор Глебицкий сделал макет устройства. Оно работало и вырабатывало какие-то микровольты. Он сказал, давай, звони в бундесвер. Я пытался найти эти телефоны, куда-то звонил и в конечном итоге мне дали почтовый адрес, по которому я написал письмо о том, что мы сделали устройство для того, чтобы находящийся в состоянии безвыходности солдат или кто, без доступа к источникам энергии, мог бы сам вырабатывать электрический ток и подавать сигналы, может быть, лампочкой. На мое удивление пришло письмо оттуда с большой благодарностью о внимательном отношении к возможным нуждам Бундесвера. Сообщили, что у них таких проблем с заблудившимися в путыне солдатами до сих пор не было и предложили обратиться в другие организации.

Можно ли представить себе, чтобы мигранты из стран СНГ обращались в военное ведомство РФ с предложением внедрить в экипировку солдат искусственный броневой щит, невидимый для потенциального противника, но прикрывающий все главные и галантные части тела? Но именно эта работа позволила Михаилу:

найти ответ на несколько вопросов:

Первое, можно ли начинать творить в зоне, в которой не очень разбираешься?

Второе, можно ли разрабатывать то, что никто не востребовал?

Третье, можно ли обращаться в организацию, которая тебя маловероятно, что акцептирует?

Это были моменты учебы, которые не прошли потом даром. На самом деле впоследствии я снова совершил ту же ошибку согласившись участвовать в проекте с другим ученым-ядерщиком, рассказавшим захватывающую своей реальностью и коммерческим потенциалом историю – рядом с металлургическим заводом в Харькове находилось огромное озеро с отходами отработанного масла, которые нельзя было переработать. Задача, которая была поставлена перед учеными-ядерщиками, — придумать, что с этим делать?

Это не традиционный вопрос школьной программы со ссылкой на произведение позапрошлого века, это реальный проект, который начинался так:

Профессор М.Х. участвовал в группе, которая придумала мощный диспергатор , который очень тонко размалывал бы эту смесь масло и воды , превращал её в устойчивую водомаслянную эмульсию и эта смесь бы горела! Он мне сказал: есть такая у меня идейка сделать такое маленькое устройство, которое бы интегрировалась в автомобильный двигатель и в эмульгируемое дизельное топливо с добавкой 6-8% воды. Он утверждал, что все параметры горения улучшатся! Я с головой включился в эту работу, мы зарегистрировали изобретение, после этого я осмелился, второй раз допустив ту же самую первоначально уже раз допущенную ошибку, связаться с французской фирмой TOTAL. Нас пригласили на встречу в Берлин и мы гордо предложили им сотрудничество, показав устойчивую эмульсию и результаты испытаний , с тем , чтобы переоборудовать все автобусы во Франции этим неказистым устройством. На нас смотрели как на австралопитеков, сказали, что этой проблемы нету, химическим путем они эмульгируют давно.

Это было огромное разочарование еще и потому, что на предыдущей встрече с одним немецким предпринимателем был луч надежды: он сказал, что это крайне интересно и я буду в этом участвовать. Единственное, когда он спросил, а что вы за это хотите, профессор и физик-ядерщик сказал: я хочу миллион марок! Конечно, это очень озадачило предпринимателя. Профессор сказал, что на меньшее он не согласен. Сейчас это кажется мне это очень смешным.

Интересно, почему профессор хотел получить только миллион марок, а не два, не три. Интересно, какие расчеты для подтверждения такого утверждения он делаю. Не менее интересна история с другим миллионом. Но уже долларов:

Продолжалась работу с профессором Марксом Глибицким. Уже много лет этот профессор-ученый у себя в однокомнатной квартире на столе занимался исследованиями в области разработки крайне эффективных микроозанаторов и достиг в этом большого искусства с его точки зрения. Маркс (вероятно унаследовавший от могильщика буржуазии имя) легко убедил меня в важности этой темы. Он мне показывал свое маленькое керамическое устройство и рисунки реальных озонаторов размером с холодильник. Это были совершенно несоизмеримые масштабы. И он сказал, давай, связывайся немецкими с фирмами и они будут готовы за любые деньги купить мой патент. Я связался с фирмой WEDECO , это самая большая в мире фирма по водоподготовке, и я был настолько убежден энтузиазмом профессора в важности темы, что и сам убедил приехать в Берлин двух специалистов с измерительным оборудованием. И я привез их в квартиру однокомнатную профессора. Слава Богу, мне помогал мой сын подготовиться к встрече, на маленьком журнальном столике были бутерброды с красной икрой и водка.

Маркс коротко рассказал о себе, скрутив свою книжку об электрических двигателях ракет, вставив в трубку из книжки батарейку и этим изобразил тупым «ведековцам» смысл своей работы в физтехе. Это им показалось довольно убедительным.Контролеры были готовы стать свидетелями чуда. Я при переводе тщательно редактировал его научно матерный сленг во вреям демонстрации технологии полетов в космос. Затем он сел за стол, мы сидели сзади и смотрели ему в спину – это немножко напоминало мне какой-то фантастический фильм, потому что седая грива ученого . который сидит за пультом звездолета вызывала какое то тревожно чувство.

На столе переплетались провода, много очень странно знакомых устройств, которые он собирал из мусора и часть из которых находил на барахолке. А вот когда он начал хапускать установку, на столе что-то вспыхнуло, загорелись провода, вырубился свет. И вот в этот момент икра и водка несколько скрасили ситуацию, мы развернули проверяющих к столу с водкой, они миролюбиво сказали, что такое бывало и у них и они вырубали свет целому зданию при испытаниях чего то большого. Мне напоминало это сцену из фильма , когда остается последняя возможность улететь с планеты на которой лава уже вот вот зальет космодром и остался последний шанс улететь.

А за время, пока мы с гостями беседовали, Маркс сумел восстановить устройство, все предохранители включились снова , провернулся рубильник в рабочее положение и заработал озонатор, в комнате почувствовался интенсивный запах озона, проверяющие вылетели из комнаты, зажав носы , не успев подключить свои приборы.Они знали насколько озон в такой концентрации опасен для легких. Я с сыном остался, так как Маркс сказал, что это еще не смертельная доза.

Он гордо выключил аппаратуру, попросил позвать испуганных проверяющих. Они зашли, подключили аппаратуру, снова вышли из квартиры на 10 минут. Затем всё померили, закивали головами и сказали, что достойно, но это не революция. В Японии уже давно делают керамические микроозонаторы, которые соизмеримы по размеру, но то, что это сделали из реального мусора, это необычно!

Задали вопрос а что бы вы от нашей фирмы хотели?

Маркс встал и сказал: я хочу миллион долларов!

Это, к сожалению, убило все возможные дальнейшие переговоры, потому что ему сказали: а мы хотели предложить вам работу младшим научным сотрудником у нас, мы вам бы выделили лабораторию, и платили бы 2000 марок в месяц. За несколько месяцев вы попробовали конкурировать с японскими устройствами, которых у нас достаточно. Маркс сказал – это унизительно! Вы недостойны моей работы и потому свободны, пошли вон. Фирма WEDECO удалилась и осталось только доесть эти бутерброды, допить водку. К сожалению, этот действительно интересный ученый-практик, который многое мог бы сделать, так и бился со своим озонатором дальше и насколько я теперь понял из тревожного звонка родственников, погиб на своем рабочем месте окончательно повредив озоном легкие.

Михаил не оставил свои проекты, а вновь с мегаусилиями, достойными пера, стал продолжать начатое:

Интересно то, что работа со вторым ученым по созданию диспергаторов у меня не вышла из головы. Я жил идеей реализовать какие-то свои инновации и найти то главное, которое может изменить жизнь, при этом рассказывал всем о своих разработках, в основном это были идеи не подтвержденные практикой. И помог случай — встреча в городе с сотрудником одной структуры минэкономики Мне посоветовали не мучаться, а получить грант в министерстве, получить деньги, и тогда появится возможность набрать команду из ученых, подключить научно-исследовательский институт, и подсказали где можно посмотреть необходимую для этого информацию.

Я, прочитав, понял, что это, наверное, недостижимо. Для этого должна быть какая-то своя структура, предприятие с производственной базой, сотрудники, и, кроме того, должен быть партнер – научно-исследовательская организация, лучше всего университет. Нначал готовиться к часу Х, снял в аренду небольшое производственное помещение в бизнес-парке Сириус, наспех оборудовал его всем необходимым, по связям нашел чудо-мастера на все руки из Сургута. В Сургуте где то он держал своими золотыми руками «всю промышленность» автопарка: работал на всех станках, чинил всё оборудование. Эта чудо-встреча тоже в какой-то мере изменила мою жизнь. Итак, кроме рабочего Виталия, я принял на работу еще двух сотрудников, и мы создали нечто подобное маленькому производственному участку, где стояли подержанные станки, что-то мы могли точить, что-то фрезеровать и паять, и даже варить.

Как поймать удачу за хвост? Такой вопрос многие задают себе не только в молодом возрасте. Михаил сумел сделать это мастерски, используя все свои таланты:

Идея о диспергаторе, который фирма TOTAL отклонила, у меня не выходила из головы. С его помощью я превращал все что смешивал жидкое в устойчивую эмульсию. Мне надо было найти еще одно звено – научно-исследовательского партнера. И опять случайная встреча, мне посоветовали – сходи в Шарите и попробуй там предложить свой смеситель. Я подготовился к встрече, пришел в это здание, попросил даль возможность с встретиться с директором дерматологической кликики, мне в этом отказали. Я выяснил, где пребывает профессор Univ.-Prof. Dr. med. Ulrike Blume-Peytavi и стал дожидаться ее выхода.

Когда я дождался, преградив ей путь, это примерно 30 метров до комнаты «цель», и настойчиво попросил разрешения задать её вопрос, куда она входила, она мне дала время для разговора. Я ей сказал, что всё что я все знаю о производстве косметических материалов – это всё фейк, обман, и вся теория дерматологии стоит на голове. Я знаю, как решить проблему посика оптимального вещества полезного и эффектвиного.

Наверное, это её заставило внимательно, развернувшись, посмотреть на меня и сказать: есть два варианта, вы или гений, или у вас не всё нормально с психикой. Она сказала, что в жизни гениев не видела, и не планировала. А психиатрическое отделение находится в другом здании. Мне оставалось всё таки попросить её разрешения посмотреть другой лист бумаги, на котором я нарисовал этот диспергатор. Она на это тупо посмотрела и сказала: ладно, давайте так – я боюсь очень неадекватных людей, поэтому вы придите еще раз, я позову специалистов, пусть они посмотрят. К следующей встрече я подготовился основательно: прочитал все книги о том, что производство косметических материалов это фейк-индустрия, это обман, потому что всё это построено на фальшивом принципе – если кожа жирная, используются материалы для обезжиривания, при этом сенсорика кожи реагирует в обратную сторону.

Если кожа сухая, наносятся жирные крема, сенсоры сигнализируют о перегрузке липидами или какими-то маслами. И прекращает генерацию собственных липидов. Я эти два тезиса очень четко выучил. И еще кое-то, связанное с использованием консервантов. Область дерматологии одна из самыз неблагодарных.. Эта область не может похвастаться своими успехами – практически ни одно заболевание кожи ведь не лечится. Аутоимунными заболеваниями кожи страдает минимум 5% населения , а реального лечения нету. Только подавление симптоматики.

Вот по стечению обстоятельств я был настолько красочен и убедителен, и еще я принес огромную коробку конфет, которые сделал сам, и вот все, кто сидел, были ошарашены и широтой охвата, и красочностью рассказа, и картинками. Профессор опять сказала: видимо решила позабавить себя и коллектив ладно, оформляйте заявку на грант.

Чудо свершилось – примерно через шесть месяцев я получил письмо из министерства экономики о том, что проект под это имя звезды в области дерматологии – а само название Шарите открывало все двери, — позволило получить средства для того, чтобы вести научный проект.

Средства на проект есть, а устройства нет. Что делать? Версия Михаила:

Благодаря рабочему «золотые руки», благодаря команде ученых-дерматологов, я попал в психологически выгодное положение – мне дали и деньги и Шерите. Если на проект было выделено 300 тысяч, Шерите получал 200. Но эти деньги нельзя было положить в карман, эти деньги могли идти только на выплату заработной платы и в этом смысле я допустил грубую ошибку – набрал человек двенадцать на работу. Интересно то, что наша группа создала кучу устройств, которые я называл «косметическая фабрика на столе». Оно позволяло создать любую композицию и получить любой косметический продукт, на который было бы описание, состава.

Вот это устройство, которое размалывало все компоненты и превращало в устойчивую эмульсию, мы использовали для того, чтобы доказать следующее: если создать устройство для бытового пользования, в котором пользователь мог бы сделать для себя нужное количество необходимого косметического продукта без применения консервантов, красок, отдушек, то количество активного вещества по сравнению с известными косметическими материалами, которые мы потом проверяли, было на порядок выше и, соответственно, эффективность был выше.

Даже придумав «косметическую фабрику на столе» Михаил не остановился и стал себя дообразовывать, причем не в Германии, а в России:

Для того, чтобы повысить свой уровень знаний, я поступил в заочную школу при Новосибирском Академгородке, которая называлась «Научно-косметическое общество». Анатолий Николаевич Децина, светлейший человек, один их лучших специалистов в области конструирования косметических материалов, был находкой для меня. Мы до сих пор с ним дружим и переписываемся. Я получил необходимые знания, хотя бы базисные. Но они оказались достаточными, чтобы я на равных разговаривал со специалистами. Вот так был получен первый грант и возникла необходимость патентования.

Мне пришлось разбираться в патентном законодательстве, но помогло то, что после окончания бауманского училища закончил курсы при ВНИИГПЭ и даже получил тогда диплом патентного эксперта.

Первую свою полезную модель я регистрировал дешево. За 40 евро по сегодняшним ценам. Если всё правильно оформлено, заявитель получает удостоверение, в котором подтверждается его права на данное устройство. Я решил таким образов регистрировать все свои идеи и делаю это до сих пор, потому что после получения удостоверения на авторство этого изобретения есть еще год, чтобы превратить разработку в настоящий патент, который уже проверяется в патентом ведомстве, которое выдает удостоверение на патент. Это уже более серьезно.

Прошло почти 20 лет с момента получения первого патента, и я сотрудничаю с очень многими патентными адвокатами на дружеском уровне и мне они говорят: это еще ничего не значит! Наличие патента – это всё ерунда! Патентный эксперт может пропустить то самое главное, и не несет за это ответственности. И государство не несет за это ответственности. И суд может всё развернуть в обратную сторону. И нету никакого срока действия. Я это говорю вам не для того, чтобы вы разочаровывались в это системе. Для инвесторов это важная деталь для принятия решения …..когда разработка защищена патентом! Эта двухступенчатая система позволяет получить передышку, чтобы понять за год – это нужно кому-нибудь? С момента регистрации можно начать ходить по потенциальным партнерам, инвесторам, размещать в сети описание эту идею. Кстати, существует несколько бирж, на которых выставляются изобретения на продажу.

Финал лекции Михаила оказался размыт как переход зимы в лето:

Вспоминая годы своей учебы, понимаю, насколько мощный потенциал инновационный, интеллектуальный имеется у студентов, и насколько он не востребован. И у меня даже появилась в свое время идея о введении такого курса по инновациям и изобретательству , который бы подразумевал в течение учебы обязательную разработку какой-то инновации, с обязательным прохождением всей процедуры патентования. И почему бы не дать студентам возможность коммерциализировать свои идеи, создавать творческие группы и монетизировать свой интеллект. Ведь постоянно быть попрошайкой и ждать какие-то подачки от фондов, олигархов, от государства я считаю не совсем правомочным. Эта система самофинасирования нужна на определенном этапе и она должна работать в обе стороны. С однйо стороны никто не обещал финансировать чьи то разработки.С другой стороны, можно требовать часть с прибыли от внедрения инноваций, и отдавать в фонд развития творчества, как минимум в своем родном вузе. Ведь созданная государством очень недешевая инфраструктура образования способствовала конкретному успеху.За это нужно уметь делиться успехом. И даже сама процедура патентования – это ведь игра на миллионе досок со всем миром. Если вы получаете этот заветный документ, вам надо знать, что вы обыграли всех! Вы теперь первый, кто является носителем этой идеи в мире,конечно с оговоркой, что патентный эксперт не пропустил ничего. Студенты-бауманцы, это особое сообщество, с особыми мозгами, оно должно пробовать себя в игре против всего мира. Это увлекательно и поучительно.

А потом начались вопросы и модерировал Сергей Кузнецов:

Можете дать совет студентам для их дальнейшей карьеры?

Сравнивая студентов, которых я знал, и нынешних студентов на Западе, я могу сказать только одно, что ничего подобного бауманскому нет в мире, критерии оценки университетов и институтов, на мой взгляд, абсолютно неправомерны, и если бы не оценивали по количеству чиновников, вышедших из университета на квадратный метр министерств, олигархов и так далее, то бауманская школа была бы как минимум в первой пятерке мировой.

Потенциал невероятно большой, а использование его, наверное, заслуживало бы какой-то профессиональной критики. Я не имею права говорить, что ряд предметов был напрасен, это предметы, которые нам позволяли развлекаться на парах и где мы решали свои задачи. А вот то, что касается достаточно трудоемких по усвоению предметов, я бы сделал по другому — я бы создал предметы, развивающие интеллект, позволяющие решать сложные,противоречивые задачи.

Вы сказали, что не были в России 30 лет. Скажите пожалуйста, какие изменения в российской среде вам бросились в глаза?

Для меня было волнительно увидеть центр Москвы. До сих пор еще говорят, что Россия – это медведи по улицам, мужики в ушанках, одно ухо наверх, другое вниз, бутылка в руке, женщины в тулупах, банка стеклянная на голове, чтобы можно было с сырыми волосами ходить. У меня возникло за последние 10 лет ощущение, что тут тяжелая обстановка и надо всеми силами помогать и сотрудничать.

Вчера вдруг я увидел современный европейский город. Мощный, по сравнению с традиционной, заскорузлой Европой, где тоже много строится, где есть на что посмотреть при этом, но нет этой мощи! Меня очень порадовали освещенные галереи, хорошо одетые люди, много красивых лиц. Это удивило. Такого количества красивых женщин не увидишь в Европе.

Мне пришлось несколько лет работать над проектом «Психология и физиология привлектельности». Для того, чтобы работать в нем, пришлось закончить курсы в европейском филиале Make Up академии. И теперь я разговариваю с визажистами, с косметологами и женщинами на одном языке. Себя я позиционировал как специалист в области привлекательности.

Как вам удавалось находить общий язык с денежными мешками?

На самом деле, правильным решением при разговоре с инвестором, стоит назвать поиск посредника. Я, например, нашел немецкого адвоката, который специализируется на вопросах финансовой деятельности. Я к нему пришел и сказал: Дирк, посмотри мои изобретения (показал ему действующие образцы), и попросил найти инвестора. Он сказал: не вопрос! Через неделю была первая встреча с очень богатым человеком. Он на встречу пришел в шортах и майке, рассматривал меня со всех сторон, а я пришел одетым лучше, чем сейчас. Я волновался очень. Он сказал: я согласен инвестировать в ваш проект при одном условии – давайте поучаствуем в какой-нибудь международной выставке. Если это вызовет интерес, то – да! Через месяц мы поехали в Шанхай на выставку.

Не ней произошел забавный эпизод – я успел на одной австрийской фирме изготовить макет носа высотой полтора метра – надувного носа. Он был как нос с двумя ноздрями, и в нем мой ингалятор силиконовый. Я делал презентацию, нанял ребят из Шанхайского университета, русских. Меня смущало одно – к этому носу постоянно подходили девушки обнимали его и фотографировались. Я думал, чем же этот нос вызывает такой интерес? Я спросил: а почему они заглядывают туда, в ноздри? Нос дышал – там работал пневматический компрессор. Одна китайка спросила: а почему там два отверстия? И тогда я все понял – этот нос напоминал пенис. В целом мое выступление на выставке было удачным – очень много профессиональных китайских бизнесменов хотели тут же заключить контракты на покупку вот этого устройства. Результатом был, конечно, плагиат и через пару месяцев китайская версия была в продаже. Но инвестор, который был рядом, поверил в меня! Когда мы летели назад, он сказал: ладно, Михаил, сколько надо для начала? 200 000 тысяч? Начинаем!

Голос Михаила Зиссера чем то неуловимо похож на голос Михаила Жванецкого , получившего в феврале 2019 года орден «За заслуги перед Отечеством» III степени. Отмечается, что награда присвоена «за большой вклад в развитие отечественной культуры и искусства, многолетнюю плодотворную деятельность», а наверное, за народную любовь. Михаила Зиссера тоже надо наградить за любовь к alma mater.

Фото — Николай Демчук и Михаил Зиссер

Видео с открытой лекции — https://www.youtube.com/watch?v=cyjYbejPpB8&t=2748s

Теги:, , , , , , ,

Обратную ссылку с вашего сайта.

Андрей Кузьмичев

профессор МГТУ им. Н.Э. Баумана, кафедра "Экономика и организация производства"; руководитель Клуба инженерных предпринимателей ; заместитель директора НОЦ "Контроллинг и управленческие инновации"

Комментарии:

Оставить комментарий

Наши новости в Instagram @clip_russia

Контакты

Клуб инженерных предпринимателей

НОЦ «Контроллинг и управленческие инновации» МГТУ им. Н.Э. Баумана

Адрес: Москва, ул. 2-я Бауманская, д.5, стр. 1. МГТУ им. Н.Э.Баумана, корпус МТ-ИБМ, ауд. 518

E-mail: 1830bmstu@gmail.com

Телефон: +7 (499) 267-17-84

clip.bmstu.ru, clip-russia.ru

Защита авторских прав

© 2012-2019 КЛИП — Клуб инженерных предпринимателей НОЦ «Контроллинг и управленческие инновации» МГТУ им. Н.Э. Баумана.

При использовании материалов сайта активная ссылка на http://clip-russia.ru обязательна.

Пользовательское соглашение — политика конфиденциальности

Подписка на новости

Не чаще одного раза в неделю мы отправляем дайджест с анонсами мероприятий и свежими материалами.